19 февраля – 95-летие И. В. Шамова (1918 – 1965)
Принять Мы используем файлы cookie, чтобы обеспечить вам наиболее полные возможности взаимодействия с нашим веб-сайтом. Узнать больше о файлах cookie можно здесь. Продолжая использовать наш сайт, вы даёте согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
Карта сайта ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ Наша страница ВКонтакте Наша страница в Одноклассниках Наша страница в Facebook Наша страница в Instagram Наше видео в YouTube
На главную Год театра в России

Разработано jtemplate шаблоны Joomla

19 февраля – 95 лет со дня рождения
ИВАНА ВАСИЛЬЕВИЧА ШАМОВА
(1918 – 1965)


В предисловии к сборнику Ивана Шамова «Всегда в полёте», вышедшему в Москве в 1964 году, известный поэт Сергей Смирнов писал: «По всей необъятной земле советской звучит лукавая лирическая песенка о том, как «горят костры далёкие», светит луна, «а парень с милой девушкой на лавочке прощается». Поют эту песенку в городе и деревне, в поезде и на пароходе, поют потому, что это песня о радости жизни, о красоте чувств человеческих, о самом заветном и неувядаемом на земле – о любви.

Так и кажется, что песню эту сложила сама весна, сама радость, и очень мало людей знают о том, что автором этой полюбившейся нам песни является хороший русский человек, бывший лётчик, поэт Иван Шамов...».

Довоенная биография Ивана Васильевича Шамова проста. Он родился 19 февраля 1918 года в селе Хлыстово Моршанского уезда Тамбовской губернии. Окончив школу-семилетку, поступил в числе первых ста двадцати человек в Моршанский библиотечный техникум, в котором учился в 1934 – 1937 годы. Это было счастливое время, о нём Шамов не раз вспоминал в стихах и письмах: «Не забыть тех светлых дней вовек». В январе 1965 года, по просьбе редакции газеты «Мичуринская правда», Иван Васильевич прислал воспоминания о посещении Мичуринска и Тамбова, о тех местах, где родился и рос. Все материалы в этом же месяце были опубликованы в газете и среди них – стихотворение «В первые дни» с подзаголовком «Воспоминания о Моршанском библиотечном техникуме»:


Помню: порешили мы согласно,

Объявленье прочитав едва, -

Быть средь книг, товарищи, прекрасно!

Едем в новый техникум,

братва!


Как лучший выпускник техникума, Иван Шамов был направлен в Московский библиотечный институт. С сожалением покидал он Тамбовщину: видимо, сердце чувствовало, что жить здесь ему не суждено. Но годы, проведённые в Тамбовском крае, остались в памяти навсегда. С особой теплотой, уже став признанным поэтом, Шамов писал о родном Моршанске:

В зимний день, тоской гонимый,

Вижу в нежной пелене

Свой родной, неповторимый

Городок на речке Цне.


Учась в институте, юноша всё чаще заводил с друзьями разговор об авиации. На прогулках смотрел в небо на летящие самолёты и однажды сказал: «А всё-таки, ребята, я улечу в небо!». И вскоре подал заявление в аэроклуб.

Много лет спустя, Иван Шамов напишет:


Авиация моя родная,

Ты питаешь мужеством меня,

Я горжусь тобой, стихи слагая,

Страсть к тебе навечно сохраня...


В 1940 году студент Шамов ушёл с последнего курса института и стал курсантом Батайской авиашколы. Весть о войне застала его в палаточном городке, и он сразу загорелся желанием попасть на фронт, но только летом 1942 года принял боевое крещение. Доблестно сражался молодой пилот с фашистами. Бои, разрушенные города, страдания людей – всё это впоследствии отразится в стихах, так же, как стремление к победе, любовь к Родине и боль за неё.

После войны Иван Шамов остался в авиации, много летал, каждый раз радуясь возможности подняться в мирное небо. В 1947 году, во время очередного полёта, в воздухе отказал мотор, самолёт рухнул на землю. Лётчик был без сознания десять суток. Врачи вернули его к жизни, но он оказался навсегда прикованным к постели. А ему тогда не было и тридцати лет. Товарищи по авиаполку, родные, и, прежде всего, жена Наталья Фёдоровна, постоянно были рядом, подбадривали, как могли. А он мучился от двойной боли – от физической и душевной, от сознания того, что навсегда вышел из строя, стал никому не нужным инвалидом.

Впоследствии в одном из стихотворений Шамов напишет:


Сравнится ль с чем моя утрата?

Я тяжелей не знал утрат,

Чем строй покинуть для солдата,

Когда ты всей душой солдат.


Но, несмотря на трагизм положения, этот человек сумел преодолеть непреодолимый, казалось бы, барьер. Воля к жизни, желание остаться в строю и вера в то, что он ещё может принести пользу, сделали своё дело. Постепенно восстанавливались силы, Шамов стал много читать, завёл блокнот, куда записывал целые абзацы из книги Николая Островского «Как закалялась сталь», стихи Владимира Маяковского, которые любил с детства. Пробовал сочинять сам. На его столе лежала также книга Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». Бывший лётчик и будущий поэт возвысился над недугом. Он не только сам не унывал, но ещё и подбадривал своих друзей, вынужденных из-за ранений уйти из авиации:


Навсегда захлопнуть в небо двери –

Это в жизни острый перелом.

Но коль был орлом ты в стратосфере,

На земле обязан быть орлом.


Два с половиной года провёл Иван Шамов в госпиталях. Врачи поражались его терпению, выдержке. «Он ещё нам и стихи читает!», - говорили они всем, кто навещал Ивана Васильевича. Однажды к нему в палату пришёл друг Чкалова, Герой Советского Союза генерал Беляков. Он сам в это время находился в госпитале и слышал от медперсонала и от больных о поэтических успехах бывшего авиатора. Попросил почитать стихи и, послушав, пророчески заметил автору, что поэзия вернёт ему крылья…

Первые стихи Ивана Шамова были опубликованы в 1949 году. Они не остались незамеченными, на них обратили внимание не только читатели, но и профессиональные поэты: Сергей Смирнов, Александр Жаров, Михаил Исаковский, одобрительно отозвавшиеся о стихах молодого поэта. Высокую оценку творчеству нашего земляка дал Александр Жаров. Вот что он писал во вступительной статье к сборнику Ивана Шамова «Как дорога ты мне, Россия!» (Москва, 1966): «Когда болезнь вывела из строя воина гражданской войны Николая Островского, он не сдался, нашёл в себе силы, чтобы продолжить жизненный подвиг в качестве писателя. Так родилась традиция. Иван Васильевич Шамов принадлежал к другому поколению. Он – воин-лётчик середины сороковых годов, поднявшийся в небо над Родиной. В мирные дни трагический случай изменил его намерения и его судьбу. Он оказался прикованным к постели, но остался в строю и сумел разбудить в себе чувство поэта... Он не ушёл из патриотического строя боевых друзей. Он обращался к подвигам героев воздушного океана, черпая в них своё поэтическое вдохновение. Он воскресил в своём сердце образы В. Талалихина, Н. Хрусталёва, вошедших в бессмертие... Свою службу на земле, любуясь её красотами и высотами, Иван Шамов нёс достаточно успешно. Очень многими строчками он увлекал, зажигал сердца своих читателей... Всё творчество поэта было оптимистичным, жизнеутверждающим...».

После лечения в госпитале Шамову и его жене, оказавшейся настоящим другом и верным спутником до конца дней, по ходатайству однополчан, выделили в Москве квартиру. С одной стороны, это было радостно – жить со всеми удобствами, с другой – тревожно: супруги боялись, что мир их будет теперь ограничен четырьмя стенами. Но рамки этого мира раздвинулись неожиданно широко. Кто только не бывал у Шамовых! Лётчики, писатели, студенты... Иван Васильевич вновь почувствовал себя нужным. Началась новая жизнь – жизнь поэта.

Стихи, бывшие раньше лишь застенчивой пробой пера, стали приобретать силу, они зазвучали по-новому, в них появилась уверенность человека, вновь вставшего в строй:


Был прерван в небе мой полёт,

Теперь прикован я к постели.

Но я опять иду на взлёт,

Стихом и песней бью по цели...


Начиная с 1953 года, когда в Москве, в издательстве Военного Министерства СССР, вышел первый сборник стихов и песен Ивана Шамова «Дежурное звено», появляются и другие – с названиями, которые, наверное, могли быть только у шамовских книг: «На заданной волне», «Служу Советскому Союзу!», «Армия – песня моя», «Солдатское сердце», «Всегда в полёте».

Авиатором Шамов был бесстрашным, теперь предстояло доказать, что он серьёзный литератор. Упорным трудом, бессонными ночами приобретал поэт мастерство. Долгое время его мучили сомнения: а вдруг печатают из жалости? Но когда прочитал критическую статью, где некоторые его стихи назывались невыразительными, а то и просто слабыми, он, вместе с понятной в таких случаях горечью, испытал и чувство удовлетворения: о нём говорят как о поэте, без скидок на инвалидность.

С пристальным вниманием следил Иван Шамов за событиями на родной Тамбовщине. Земляки присылали ему областную газету, по её публикациям он знал о литературной жизни края, о работе местного книжного издательства, для которого поэт стал готовить рукопись нового сборника – «За рекою Цной». Он вышел в 1958 году тиражом в пять тысяч экземпляров, с иллюстрациями художника Евгения Владиславовича Рябинского. Это была счастливая встреча поэта с малой родиной, с читателями-земляками:


Я опять, леса родные, дома!

Лишь вчера сменился я с поста.

Здесь тропинка каждая знакома

До пенёчка, ямки и куста.


О постоянной связи Шамова с Тамбовским краем говорят и такие факты: несколько раз в год к нему в Москву приезжали группы школьников из Тамбова, Мичуринска, Моршанска, из многих районов области. О незабываемых впечатлениях от встреч с поэтом они писали сочинения, делились ими на страницах местных газет. Кстати, в одной из групп учащихся, посетивших Шамова со своей учительницей Валентиной Ивановной Кашириной, была Любовь Михайловна Горина, ставшая впоследствии женой поэта Семёна Семёновича Милосердова, которому именно Иван Шамов давал рекомендацию для вступления в Союз писателей. У Валентины Ивановны сохранилось письмо от Шамова, фотография, запечатлевшая поэта с тамбовскими читателями.

Иван Васильевич вёл переписку со своими бывшими школьными учителями, преподавателями Моршанского библиотечного техникума, который он окончил в 1937 году, с писателями и читателями.

В 1964 году десятитысячным тиражом вышел очередной сборник стихотворений Ивана Шамова «Тополёк» со вступительной статьёй тамбовского учителя Анатолия Бармина, долгое время переписывавшегося с поэтом. Много лет он с любовью изучал жизнь и творчество поэта-лётчика и написал о нём в начале 1980-х годов документальную повесть, которая, к сожалению, так и осталась неопубликованной, хотя получила положительные рецензии. Вот что, например, написал в своём отзыве о рукописи Бармина писатель Василий Кравченко: «Мы обязаны вернуться к поэту Шамову хотя бы потому, что и в наше время немало людей, которым требуются воля и мужество, чтобы преодолеть свой недуг...».

Новая книга Шамова, хоть и проходила через Центрально-Чернозёмное книжное издательство (Тамбовское издательство к этому времени уже было ликвидировано как нерентабельное), но печаталась она в тамбовской типографии «Пролетарский светоч», что было особенно дорого автору. Он любил родной край, посвящал ему сокровенные строки:


Воздух тамбовский,

Светлые реки...

Край мой отцовский,

Твой я навеки.


Бывали дни, когда даже такому мужественному человеку, каким был Иван Шамов, казалось, что силы кончились, терпеть невыносимую боль уже невозможно. Тоска пробиралась в сердце, чёрные мысли сверлили мозг. Тогда всё понимающая, страдающая вместе с ним жена Наталья Фёдоровна садилась возле кровати мужа и читала ему вслух его любимых авторов. И книга делала своё великое дело. Поэт Шамов, стиснув зубы, брался за перо, отдавал себе приказ: не сдаваться! В такие мгновения родились строки, посвящённые Николаю Островскому:


Когда на душу, как воришка,

Придёт незваная печаль,

Я слышу голос:

«Эй, братишка,

Ужель сдаёт на сердце сталь?».


Твои слова, солдат Островский,

Хлестнут по совести, как плеть.

И снова хочется чертовски

Работать,

драться,

песни петь!


Иван Шамов продолжал верить, что ещё удастся пожить, что он не всё сделал для людей, которым был несказанно благодарен за помощь:


Вы помогли мне в дни лихие

Упрямо двигаться вперёд.

Спасибо, люди золотые,

Спасибо, умный мой народ!


Поэт мечтал написать настоящий гимн Родине и её народу, и в особенно тяжёлые дни он говорил: «Гимна любимой Отчизне я написать не успел...». Но гимны ещё будут. В новых сборниках появляются стихи о России, без которой не мыслил своей жизни её преданный сын.

Творческие успехи, конечно же, вдохновляли поэта: его стихи печатали, их читали с эстрады, композиторы писали песни на слова Ивана Шамова. У поэта появились сотни почитателей... Но болезнь делала своё дело.

Однако человек, пока жив, всё равно к чему-то стремится, строит планы. В конце ноября 1965 года, за месяц до смерти (поэта не стало 20 декабря) Иван Васильевич написал одному из своих друзей: «Думаю о новой книге стихов. Самое главное, уздечка есть: название – “Костры горят далёкие”... А лошадь будем искать, ловить и взнуздывать...».

К сожалению, нашему талантливому земляку, поэту и гражданину Ивану Васильевичу Шамову, не довелось увидеть сборник стихов с таким названием. Только в 2007 году, через сорок с лишним лет после кончины, к 90-летию поэта, мечта его осуществилась: в серии «Литературные родники Тамбовского края» вышла книга «Костры горят далёкие…».


Сочинения:

Шамов И. Дежурное звено: Стихи. – М., 1953.

Шамов И. За рекою Цной: Стихи. – Тамбов, 1958.

Шамов И. Солдатское сердце: Стихи. – Тамбов, 1960.

Шамов И. На заданной волне: Стихи. – М., 1962.

Шамов И. Тополёк: Стихи. – Воронеж, 1964.

Шамов И. Как дорога ты мне, Россия!: Стихи. – М., 1986.

Шамов И. Костры горят далёкие...: Стихи / Вступ. статья В. Дорожкиной. – Тамбов. 2007.



Литература:

Бармин А. Был прерван в небе мой полёт... // И бытия возвратное движение... – Воронеж, 1990. – С. 121 – 147.

Тамбовские даты-1993: Рекомендательный указатель литературы. – Тамбов, 1993. – С. 35 – 37.

Дорожкина В., Полякова Л. Литературная жизнь Тамбовского края XVIIXXI веков: Справочник. – Тамбов, 2006. – С. 133.