Тамбовской областной детской библиотеке - 65 лет. Юбилейная страница
0+

Понедельник-пятница – с 9.00 до 19.00

Воскресенье – с 9.00 до 16.00

Суббота – выходной

Последний четверг месяца – санитарный день

Уважаемые читатели!

Тамбовская областная детская библиотека работает для вас, соблюдая все необходимые меры по предотвращению распространения вирусных инфекций. Будьте здоровы.

Подробная информация Профилактика COVID-19 Предварительная запись ТОДБ онлайн

 

 

 

head

 Акулинин Александр Михайлович

 Разноцветный класс

 Сборник рассказов для детей

Назад

 

ПЕТЬКА ДОСТАНЬ УХО НОГОЙ

Петька удивительно ловкий, цепкий. Пацаны еще только примериваются, как на дерево влезть, а Петька уже там. Сидит на сучке и подразнивает: - Трусы несчастные - бяки свистястые...

Никто не знает, что означает «свистястые», но слово очень обидным кажется. Однако на Петьку нельзя долго обижаться. Заводной он: раз-раз и игру какую-нибудь придумает, раз-раз и какие-нибудь выкрутасы начнет выказывать. Петька всегда чем-то занят. Говорят ему товарищи:

- Петька, давай игрушки убирать.

Петька в ответ:

- Убирайте сами, мне некогда - я турынду-бурынду изобретаю.

Никто не знает, что за зверь такой - турында-бурында, но к Петьке больше не пристают: как же, занят человек.

В другой раз девочки обращаются с просьбой:

- Петечка, помоги, пожалуйста-распожалуйста, столы к обеду накрыть.

Петька важно в ответ:

- Не приставайте, я занят! Тоже мне, дело нашли: ложки-поварешки по столам разносить.

А то вдруг Петька важнющим делом увлекся: решил собственной ногой до собственного уха дотянуться.

Товарищи идут цветы сажать, а Петька потеет, корчится, тянет ногу к уху. Товарищи цветы поливают, редиску на грядке сеют, а Петька знай свое. Товарищи на солнцепеке прополкой занимаются, а Петька в три погибели гнется и уже до подбородка ногой достает.

У Петькиных товарищей цветы зацветают, редиска с маленькую луковку, и у Петьки радость - достает большим пальцем ноги до собственного уха. Кому хочешь может показать фокус такой. Только почему-то мало охотников Петькиным фокусом любоваться. А девчонки даже подсмеиваются:

- Петечка, достань ухо ногой, редисочку дадим...

И так вот раз достать на другой достать... Глядь, у Петьки прозвище появилось, дразнилка: Петя Достань Ухо Ногой.

Обидная, как мне кажется...

ОРЁЛ

Мальчик Андрейка решил быть похожим на птицу. Но никому не сказал о своей затее, все держал в тайне. Ему хотелось, чтоб люди сами догадались и сказали, мол, этот мальчик очень похож на птицу.

И Андрейка стал считать своей самой любимой едой подсолнуховые семечки. Он ел и суп, и кашу, но семечки стали для него всего дороже: ведь многие птицы любят семечки.

Частенько, раскинув руки, он перескакивал со стула на диван, с дивана на стул и при этом легонечко присвистывал - летал. Однажды он оступился и шлепнулся на пол. Бывшая рядом старшая сестра презрительно выговорила:

Грохнулся, точно поросенок.

Разве такие слова не обидны? Он старался походить на птицу, а с чем его сравнили?

И постепенно Андрейка отступился от своей затеи.

Как-то заболевший дедушка, когда дома из взрослых никого не было, послал внука в аптеку за лекарством. Раньше такого поручения Андрейке исполнять не приходилось. До аптеки неблизко, в ней он был один, может, два раза с мамой. Было немножко, пожалуй, даже и не немножко, боязно, но отказать больному дедушке он не посмел. И принес лекарство.

Дедушка обрадовался. За ужином, когда собралась вся семья, он похвалил Андрейку.

- Это не мальчик, а чистый орел! В один момент за лекарством слетал!

Удивительно! Когда Андрейка старался изо всех сил походить на птицу, никто этого не замечал. А тут, пожалуйста, сравнили с птицей да еще с какой - с орлом!..

МАЛЬЧИК С ГОЛУБЫМИ ГЛАЗАМИ

У одного мальчугана были голубые-голубые глаза. Его бабушка то ли всерьез, то ли в шутку сокрушалась:

- Ах, с такими-то глазами тебе бы девочкой родиться! Девчушечка получилась бы пригожей-распригожей, красавицей писаной. Назвали б мы ее Мариной - за морскую голубизну глаз... А мальчишке голубые глаза совсем ни к чему...

Мальчик подрастал. В детском садике девчонки в тайне от него шушукались и подсмеивались:

- Смотрите, у него девчоночьи глаза...

Потом у мальчика завелись друзья-приятели. А ребята, известное дело, любители в войну играть да в разбойников. И мальчик играл. Но ему всегда доставались роли не очень важные: либо выступать за глупых противников, либо изображать жалких трусов.

Быть командиром или главным разбойником - и не думай даже... Товарищи по игре поднимали галдеж, мол, где ты видел разбойников с голубыми глазами, а у командиров взгляд пронзительный, мужественный. Разве голубые могут быть пронзительными и мужественными?

Иногда мальчику и самому казалось, что он недостаточно храбр, решителен, и вину за это он сваливал на свои голубые глаза...

Но вот мальчик совсем уже вырос. И стал летчиком. Храбрым, умелым. Его самолет летал, словно птица, только намного быстрее и выше.

Умелого, храброго пилота заметили и пригласили в космонавты. Он совсем-совсем немножечко испугался за свои голубые глаза. Но напрасно.

Самый главный, кто провожает всех космонавтов в героический полет, сказал весело:

- Такому парню только и летать! У него же глаза, что небо само - голубые...

ГРИШКА БОЛЬШАЯ ЛЕНЬ

Так уж случилось: жили по соседству два Гриши. И столько из-за этого было мороки, ну просто больше некуда!

К примеру, бегут мальчишки на речку купаться и зовут своего приятеля:

- Гришка, айда поныряем!

И вот вам, пожалуйста, является Гришка, да не тот.

Или у соседа дядьки Ивана разбили стекло в окне. Кто-то из девчонок съябедничал, мол, это Гришка бросил обломок кирпича. Дядька Иван, конечно, сердится, кричит:

- А подать сюда Гришку-стервеца!

Подают. Но оказывается, не этот Гришка стервец, а совсем другой.

И тогда решили покончить с такой путаницей. Один Гриша был чуточку повыше ростом - его стали называть Гришка Большой, а второго - Гриша Маленький.

На том бы и делу конец, но случилось удивительное: Гришка, которого назвали Большим, вдруг возомнил о себе. Загордился, захвалился.

- Во, большой я! - козырял он перед товарищами. - Все так говорят. А вы мелюзга...

С тех пор он только и делал, что надувался, как индюк, и важничал.

Грише Маленькому, конечно, обидно за такую добавку к имени, но он грустил недолго. Подумаешь, беда какая.

Неподалеку от Гришек жила одинокая бабка Ариша. Самой ей в магазин трудно идти, вот она и поглядывает на дорогу. Кто пойдет в магазин, того и попросит принести ей хлеба.

Идет Гришка Большой, нос кверху дерет, не подступись к нему. Бабка Ариша не замечает этого, свою просьбу выкладывает:

- Гриша, купи мне хлебца.

А в ответ слышит:

- Я не просто Гриша, я Гриша Большой, мне большое дело подавай. А за хлебом ходить - мелочь.

- Так нет у меня большого дела-то...

- Нет и не надо, маленькое делать не стану.

Следом бежит Гриша Маленький. Его и просить не надо, он сам предложит помощь слабой старушке.

И так во всем. О чем ни попроси Гришку Большого - ни за что не сделает, найдет отговорку.

Смотрели, смотрели люди на такое поведение Гришки Большого да и переиначили его имя. Стали звать Гришка Большая Лень.

АЛЁШКА ПЛЯСУН

В детском садике злой-презлой мальчишка крикнул на Алешку:

- Алешка-балдежка!..

Другие мальчишки сразу же подхватили:

- Алешка-балдежка, Алешка-балдежка...

Алешка - темноволосый, подвижный, веселый. Скажет ему кто-нибудь невзначай. - «Ах ты, цыганенок черноволосый...», он тут лее со смехом возразит: «Я не черноволосый, я шатен».

И где он только словцо это перенял?

А еще Алешка плясать мастак. Его и упрашивать особо не надо. Так если, разок-другой скажешь:

- Алешенька, ты бы сплясал, что ли...

Он и пойдет: одну руку на пояс, другую за голову - и в пляс! Ох, и развеселый этот Алешка!..

Однако после такой дразнилки загрустил он, и смеха его не слышно, и в пляс он не пускается. Спрячется в укромный уголок и молчит, и молчит... Даже воспитательнице и то не пожаловался.

Уж кто только из взрослых ни пытался узнать о причине такой резкой перемены - молчит Алешка, и все тут.

Мама трагически хваталась за голову. Бабушка дрожащими руками тянулась к пузырькам с лекарствами. Старшая сестра хваталась за все, что попадало под руку, - это означало верх ее недоумения. Воспитательница в садике предложила Алешке почему-то сразу два стакана персикового компота. Компот он выпил, но объяснять ничего не стал.

Рассказал он о случившемся лишь одному человеку - дедушке. А дедушка у Алешки военный, служит прапорщиком. Домой он является только на выходной.

Да, дедушка так и говорит, когда еще только в коридор входит:

- Явился для прохождения выходного дня!

Так вот, едва он «явился» тут же обо всем и узнал..

- Стоп, Алешка! - сказал он. - Давай-ка уточним дислокацию, уясним стратегию и определим тактику.

И они занялись таким мудреным делом, что едва-едва обед не прозевали...

После выходного Алешка не прятался в уголок или за шкаф: был веселый, как раньше.

Злой-презлой мальчишка принялся за свое - стал дразниться, но Алешка на него - ноль внимания. Злючка громче покричал:

- Алешка-балдежка...

Алешка будто и не слышал: смеялся и плясал. Воспитательница очень обрадовалась. Веселый Алешка ей больше нравился, чем сумрачный да угрюмый. От радости она воскликнула:

- Ну, Алешка, ну, плясун!

И все мальчики и девочки подхватили:

- Плясун, плясун, плясун!

И прозвали Алешку - Алешка-плясун.

Не какой-то там балдежка...

ДОГНАЛ!

Горько Андрейке. Обидно. Соседский Вадик - приятель Андрейки - уже целый год в школу собирается. И все перед Андрейкой выхваляется. То ему портфель купили, то пенал пластмассовый разноцветный, а то карандашей цветных аж двадцать четыре штуки.

Терпел, терпел Андрейка, да не вытерпел. Однажды среди зимы заявил своим родителям:

- Собирайте меня в школу! Осенью пойду вместе с Вадиком.

А в ответ спокойные отцовские слова:

- Ты мал еще, тебе к осени только шесть лет исполнится.

- А Вадик, значит, большой?

- Вадик на целый год старше тебя, ему станет как раз семь.

- Да я лучше его считать умею...

- Правильно, - согласилась мама. - Ты и буквы все знаешь, а он выучил только двадцать. Однако годок придется обождать. Не положено тебе учиться, нет классов для шестилеток.

Ох уж это не положено! Интересно бы узнать, кто это «полагает» и «не полагает»? Если б Андрейка узнал про то, он непременно бы рассказал, что не только буквы знает, но некоторые и писать умеет. Сказал бы и про Вадика, мол, он слишком много выхваляется да задается, а рисует плохо. Складывать еще с горем пополам умеет, но вычитать... С вычитанием у Вадика никуда не годится.

Андрейка пробовал учить приятеля, однако из такой затеи ничего не вышло. У Андрейки и Вадика было по яблоку. Андрейка отдал свое дружку и спросил:

- Сколько стало?

- Два, - быстро и радостно ответил Вадик.

Со сложением получилось нормально.

- А теперь давай на вычитание, - предложил Андрюша. - Верни мое яблоко, и посмотрим, сколько у тебя останется.

Вадик помрачнел, заупрямился. Не возвращает. Андрейка хотя и моложе на целый год, но сильнее. Пришлось силой произвести вычитание.

- Сколько... осталось? - спросил запыхавшись.

Вадик раскапризничался, зашвырнул и свое яблоко, закуксился.

- Ничего нету, - ответил сквозь слезы.

Да, с вычитанием у дружка слабовато. И вот, пожалуйста, он пойдет осенью в школу, а Андрейка еще год жди... Горько Андрейке. Обидно.

И вдруг!

- Андрейка, - сказал папа, - и ты пойдешь в школу...

Он говорил что-то про эксперимент... Но сын уже не слышал. Он бежал к приятелю и, завидев его, закричал:

- Вадик, я тоже в школу пойду! Я догнал тебя! Догнал!

 

ГАЛИНКА - ФИЛИППОК

Все лето Галинке жилось хорошо! С подружкой, Зойкой Листратовой, они качались на качелях, ходили на ближний луг цветы собирать. Зойка научила Галю венок плести. И со своей собакой Шариком разрешала поиграть...

И вдруг все кончилось... Зойкиного отца перевели работать и жить на центральную усадьбу совхоза.

Уехала Зойка. Скучно стало Галинке. Не с кем ей поиграть. Есть девчонки: Юля да Нина, но они слишком задаются. Подумаешь, всего на один год старше, а туда же, носы задирают.

- Ах, мы уже в этом году в школу пойдем, ах, нам с тобой некогда возиться: нужно букварь обертывать, карандаши чинить...

Можно подумать, что у них по десять букварей и по сто коробок карандашей!

Гале тоже в школу хочется, но ей исполнилось только шесть лет. Целый год ждать нужно...

Однажды Галинкин отец поехал на центральную усадьбу и взял с собой дочь.

- Поедем, - сказал он, - Зою, подружку свою, навестишь, в гостях у нее побудешь.

Обрадовалась Галя, согласилась поехать, но лучше бы не ездить.

Думалось, что Зоечка обрадуется приезду подружки, но не тут- то было.

Не успела Галя в их новую квартиру войти, как Зоечка затрещала сорокой:

- Иди скорее, букварь покажу, карандаши, портфель... Я осенью в школу пойду.

Галинка очень удивилась. Как же так, они же ровесницы.

- Да очень просто! В нашей десятилетке будет элекспе-эмпир- спирментальный класс. В общем, опытный. В нем шестилетки станут учиться. И меня приняли. Вот!

- А у нас не будет этого самого... класса?

- Ой, Талиночка, не смеши, пожалуйста. У вас школа-то начальная и первачков всего двое - Юлька с Нинкой...

Совсем невесело Гале. И играть не хочется. Все думы о школе... И особенно думалось о ней, когда домой возвратилась.

Букварь Галинке давно подарили, по нему она почти все буквы выучила. Он товарищ хороший, надежный, в нужный момент всегда подскажет, напомнит о забытой буковке. Но теперь и он немилым сделался - без школы-то зачем его листать.

Настало первое сентября. Родители Галинкины рано утром на работу ушли, а ей самой совершенно заняться нечем. Она сидела у окна и смотрела на улицу. Видела, как с букетами цветов прошли в школу Юлька с Нинкой... Грустно Гале, а тут еще представилось, как Зойка сидит за партой и воображает себя ученицей. Совсем печаль навалилась, хоть плачь.

Взяла Галинка букварь под мышку и решила идти в десятилетку, в тот самый опытный класс.

Дорога была неблизкой, но и не очень далекой. Одно пугало - глубокая лощина на середине пути. Когда спустишься на дно ее, то впереди перед тобой вроде бы гора вырастает и на нее надо взбираться. Захочется повернуть назад, оглянешься, а там подъем еще круче...

«Буду смотреть только себе под ноги», - решила Галя... И пошла.

По обе стороны дороги густились заросли лесополосы. В деревьях и кустарниках копошились и цвенькали невидимые птички. Это добавляло смелости: Галя не одна, вокруг живые существа.

Шагать под горку легко, ноги сами катятся. Галя представляет, как войдет в класс, как все удивятся, как обрадуется Зойка, и может, их посадят за одну парту...

Вот и мостик через ручей, что бежит по дну лощины. Забылась Галинка, глянула на дорогу впереди и тут же назад оглянулась... И ужаснулась!!

Ей показалось, будто стоит она в глубокой-преглубокой яме. Ну, хоть на помощь зови. И она едва не закричала. Но вовремя одумалась. Кто услышит, да и чего кричать, разве ноги не идут? Идут. Вот только надо решить, в какую сторону путь держать: вперед или назад. Назад, конечно, лучше. Взберешься наверх - и дом рядом, если же вперед, то кто знает... Вдруг в школе не примут, скажут - живешь в поселке там и учись. Придется тогда снова шагать несолонохлебавши через страшную лощину. Однако и дома будет несладко. Зоечка в школе, а Галечка на печи...

Пошагала Галинка вперед. Будь что будет. Главное только, под ноги смотреть и никуда более.

Но как тут не посмотришь подальше, как не оглянешься, когда телега громыхает, того и гляди задавит.

Дядька Алексей, молоковоз, насобирал молоко в поселке, теперь на центральную усадьбу, на сепараторный пункт везет.

- Галинк, эт ты, что ль? - удивился дядька.

- Я, - тихо ответила Галя.

- Да куда ж ты идешь?

- Учиться, в школу.

- А в свою-то?

- В поселковую не принимают, говорят, мала.

- Может, и правда рановато тебе?

- Ага, Зойке можно, а мне нет...

- Ну, садись, подвезу.

Рада Галинка, молодец, что не повернула к дому, не испугалась.

- Значит, с моим Валеркой вместе учиться будешь, - продолжил разговор молоковоз.

- Не-е, не вместе. Ваш Валерка в десятом...

Смеется дядя Алексей. А сам знай погоняет мерина.

Школа встретила тишиной. Занятия уже начались. Эту школу

построили недавно, она просторная, в ней много классных комнат. Мама говорила Галинке, что ученики теперь не все уроки в одном классе сидят, а по разным кабинетам ходят.

Трудно определить, где занимаются приготовишки. Одно знала Галя, что этот класс должен быть самым тихим. Она сама-то ии за что не стала бы даже шушукаться во время урока. Старшеклассники-то вон, как говорил однажды Валерка дяди Алексеев, чуть ли не на головах ходят.

Галинка решительно миновала двери, за которыми слышался шум. И только возле одной остановилась. Из-за нее доносился один лишь голос учительницы:

- Дорогие ребятки, - то и дело повторяла она. Не иначе, как с приготовишками беседует. Галя несмело толкнула дверь. И сразу же послышался басовитый смех. И чей-то голос:

- Во, Филиппок явился...

Смех еще громче сделался.

- Это не Филиппок, - заступился Валерка, - это Галинка, моя соседка.

Успокоились, дорогие ребятки, - вмешалась учительница. - Валера, отведи ее в экспериментальный, к Лилии Ивановне, девочка, вероятно, заблудилась.

- Ты что, одна шла? - спросил Валерка в коридоре.

- До половины дороги. А потом твой отец довез.

- Тебя ж волки могли съесть.

- У нас нет волков.

- Тогда собаки искусать.

- Сельсовет давно постановил - всех собак днем на привязи держать.

- Ишь ты, грамотная. Вот твой класс. Лилия Ивановна, - сказал он, открыв дверь. - Вот ваша ученица потерялась.

- Как? - испугалась Лилия Ивановна и быстрым взглядом окинула класс. - Мои все на месте.

- Ой, да это не потерянная, это Галинка из поселка, - закричала Зойка.

- Хорошо. Иди, Валера, мы тут разберемся. Учиться пришла?

Галинка утвердительно кивнула головой и протянула букварь.

- У меня и учебник есть.

- Совсем хорошо! Мама с папой разрешили?

Галя опустила голову.

- Они на работе.

- На работе? Я с ними потом поговорю. Садись сюда, рядом с Андрюшей.

И стала Галинка учиться. И пешком ей ходить не пришлось.

Валерка на велосипеде в школу ездит, а Галинка с ним на багажнике. Быстро и не страшно...

КОСЬКА

Коська, прислонившись к подлокотнику, сидит на краю большого-большого мягкого дивана. Далеко-далеко, на другом краю на подлокотнике сидит кошка. На стене над диваном тикают часы. Больше в квартире никого живого нет.

Коське грустно-грустно. Пришла давеча бабушка от зубного врача - ей опять удалили зуб. Дедушка подсмеивается:

- Хе-хе, старая, еще один-два зуба выдернут и начнешь ты шамкать, шепелявить...

Деду смешно, а Коське каково. Хоть плач. И пожаловаться некому. Часы, они хотя и ходят, но разве поймут: знай свое - тикают да тикают. Им что дождь, что снег - одно дело у них - двигают время.

И тогда Коська обращается к кошке. У нее нет имени - она просто кошка.

- Дорогая моя кошка, - говорит печально Коська, - ты не обижайся, что нет у тебя имени. Вот выдернут у бабушки еще зуб-другой, она перестанет выговаривать букву «с» и станет меня называть как тебя - кошкой. И как мы будем тогда разбираться с тобой?

Позовет бабушка: «Кошка?» - ты подумаешь, что меня зовут, а я подумаю, что тебя. Никто к бабушке не явится. А может наоборот - придем вместе, но окажется - это тебя, дорогая моя кошка, налили в блюдечко молоко и позвали есть. Что мне тогда делать? Лакать из одного с тобой блюдца? Или принесет бабушка с базара большую грушу и скажет: «На, кошка, грушу». Тебе обидно станет, ты ведь груши не ешь...

Вот какое горе надвигается на Коську. Будь он девчонкой, он бы поплакал немножко, а так...

От кошкиного молчания, от монотонного тиканья часов глаза слипаются, а слова изо рта вылезают редко и нехотя.

И вдруг Коська услышал, как часы стали тикать реже. Он догадался, они замедляют время, и, значит, продлится срок бабушкиным зубам. А там, если подумать хорошенько, можно что- нибудь и придумать...

СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ

Однажды в одну семью пришли гости. В той семье был мальчик. Ему скоро должно исполниться пять лет. Как видите, уже вполне взрослый.

Гости оживленно разговаривали с хозяевами, то есть с родителями мальчика, а на него не обращали никакого внимания. И мальчик обиделся: надул губы, взгляд к полу опустил - в общем, сделался совершенным букой.

Гости, поговорив с хозяевами, увидели и мальчика.

- Как тебя зовут? - спросил один из гостей, бородатый весельчак.

- Никак, - обиженно пробурчал мальчика.

- Странное имя! - удивился бородач. - А как твоя фамилия?

- Никак, - все такой же неприветливый был ответ.

- Вот это да! - еще больше удивился веселый гость. - Ну, а отчество у тебя какое? Как отца-то зовут?

- Никак...

Тут бородатый аж руками всплеснул и засмеялся раскатисто.

- Подумать только! Никак Никакович Никаков! И откуда такое чудо-юдо свалилось? С каких таких небес?

Мальчику еще обиднее стало, и он убежал в другую комнату, сел на диван и заплакал.

Поплакал он, поплакал, да и перестал. Призадумался.

Что ж получается: теперь все гости сидят и гадают над странным, неуклюжим именем. А этот-то - развеселый-бородатый - возьмет да на улицу, во двор выйдет, да ребятам начнет хвастаться о «чуде-юде». А во дворе-то - Валюшка с Танюшкой - ой, смеху будет!..

Вернулся мальчик к гостям и громко сказал:

- Меня зовут Сергей Сергеевич Сергеев!

- Бородатый даже и не улыбнулся. Он протянул руку Сереже.

- Вот это имя, так имя, не какой-то там Никак Никакович Никаков...

ДЕВОЧКА - МЫШКА

Жила девочка. Родственники звали ее Галей, Галинкой, Галочкой, Галчонком - всяк по-своему. И вот этой девочке очень-очень захотелось сделаться мышкой. Маленькой такой, с гладкой шерсткой и двумя кро-хотными черными глазками-бусинками.

Но, как всем известно, захотеть можно многое, да не все исполняется. Галя ползала на четвереньках, перестала разговаривать, а только пищала, подражая мышам, но похожей на зверушку не сделалась.

Другая бы девочка - более послушная и сообразительная - оставила напрасное занятие. Однако Галя была капризной упрямицей.

Попросит ее папа:

- Галя, где мои тапочки?

А в ответ обиженный голос:

- Я не Галя, я мышка и никаких тапочек не знаю. Скажет дочке мама:

- Галинка, вымой посуду после обеда. Дочка чуть не в слезы:

- Я мышка, а мышка посуду не моют. Бабушка взмолится:

- Галочка, помоги нитку вдеть в иголку...

Тут начинается всяческий тарарам: и шум, и гам, и слезы ручьями.

Обратится к внучке дедушка:

- Галчонок, подай-ка мне газету. А Галчонок капризно в ответ:

- Я мышка, а мышки газет не подают, а проделывают в них дырки...

И проткнет дедушкиину газету пальчиком. А как читать газету с дыркой?.. Огорчается дедушка.

У Гали был брат, постарше ее, уже в школу ходил. Он смеялся над сестрой.

- Мыши в норках живут, а ты на кровати в комнате спишь.

Гале все нипочем.

- Я ручная, домашняя. Таких в магазине продают, в клетках...

Ну, что тут поделаешь? Папа советовал позвать врача. Мама

хотела нести дочку прямо в больницу. Бабушка, та совсем расте-рялась, ничего не советовала, только охала. Дедушка грозился вызвать неотложку-скорую помощь...

Помог братишка. Однажды он притащил от дружка своего огромного рыжего кота с разодранным правым ухом.

- Вот, лучший специалист по мышам, - сказал Галин брат. - Сейчас он тебя обнюхает и враз определит мышка ты или нет.

Глянула Галя на кота, на его разодранное ухо, на посверкивающие глаза и закричала:

-Нет, нет, я не мышка! Я не хочу, чтоб он меня обнюхивал. Я не хочу быть мышкой. Я девочка...

Тут все обрадовались. Даже кот, и тот был рад, ведь ему не пришлось решать такую трудную задачу: определять, кто перед ним - девочка или мышь...

ОДНО ИМЯ НА ДВОИХ

Давным-давно появились на свете двое мальчишек - упрямцев. Такие они были непослушные, такие строптивые, ну, просто неуправляемые!

Во всем шли наперекор. Покажут им белый лист бумаги и скажут:

- Это белое. Они дружно в ответ:

- Не белое, не белое - черное.

Покажут что-нибудь черное - они кричат один другого громче:

- Белое, белое.

Мальчишки ни в чем не уступали друг дружке. Дадут им игрушку поиграть - так вместо игры драка получается. Каждый игрушку к себе тянет. До того дотянутся, что рассыплется она на части. Тут й начинается драка: друг друга за волосы таскают, друг другу носы расквашивают. Каждый старается свалить вину за поломанную игрушку на соперника...

Из-за такого поведения им даже имя не могли дать. Назовут одного Витей, так они оба на это имя откликаются. Скажут другому - ты будешь Мишей - первый тут же кричит:

- И я буду Мишей!

Наконец нашелся мудрый старичок.

- Что вы с ними канителитесь! - Сказал он сердито. - Есть старинное, красивое имя, Максимильян, отдайте им его.

- Одно на двоих? - спросили старичка.

- Одно! Если мальчики сообразительные, то им и одного вполне хватит и еще останется.

Послушались мудрого совета. Отдали имя упрямцам, мол, делите как хотите.

Мальчишки за старое: драку учинили. Они хоть читать и не умели, но знали, что все слова и имена тоже из букв состоят и потому каждый старался из подаренного имени побольше букв себе захватить.

Одному досталось шесть букв - МКСЛНЬ, другому пять - ЛИМИЯ. И вот сидят строптивцы, переставляют всяк свои буквы с места на место, а подходящего имени ни у того, ни у другого не получается. Сами посудите: СМКЛЬН - разве это имя? Или КМНСЬЛ - приходилось ли слышать такое?

И у второго мальчика дела не лучше. АМИИЯ - над таким имячком обхохотаться можно. Или, к примеру, ЯМАИИ. Какие уж там после ЯМЫ ИИ. После ямы либо нога сломанная, либо на лбу шишка...

Разобиделись мальчишки. Подумали, что над ними подшутили: подсунули имя, которое ни за что на двоих не разделить. Но рядом оказался тот мудрый старичок.

- Эх, горе луковые, - сказал он ребятишкам. - Да вы прислушайтесь хорошенько - Максим - Илья - н. Два имени и еще остается буковка Н.

- А ее куда девать?

- Подарите кому-нибудь.

- Кому?

С Н начинаются многие слова: непослушный, нехороший, не-уважительный... Как заприметите такого мальчишку, ему и подарите. Пусть носит с собой до тех пор, пока не сделается: хорошим, послушным, уважительным. А может, она вам самим нужна?

- Нет, нет! - замахали мальчишки руками. - Мы исправимся. Букву лучше подарим.

И подарили. Случайно, не вам?..

КЛОПИК

Одного мальчика бабушка называла ласково: «Клопик».

- Ах, ты мой клопик!.. Ах, какой умный клопик!.. На-ко пряничек, клопик...

Ему это очень нравилось. Он далее на имя свое, Борис, не отзывался. Позовут его товарищи:

- Борис, иди играть!

А он в ответ обидчиво:

- Ваш Борис на колу повис, идите снимайте да с тем и играйте.

Постепенно и товарищи привыкли к бабушкиному прозвищу.

Про настоящее имя позабыли. Клопик да Клопик...

Но вот мальчик подрос. Сделался крепким, сильным. И однажды подумалось ему:

«Как же так, я выше всех сверстников ростом и в силе нет мне равных во дворе, но называют меня какой-то милюзгой - клопиком. Не бывать этому...»

И стал колошматить всякого, кто обращался к нему по прозвищу. Только никакие драки не помогали. Едва выйдет во двор, а пацаны кричат:

- Клопик вышел! Клопик идет.

И не только пацаны так обращаются, но и девчонки. Всех не поколотишь, а девчонок тем более.

Грустно мальчику: так хочется, чтоб кто-то позвал: «Бориска, иди к нам».

ДВА КОЛИ

Колина бабушка, Варвара Васильевна, очень вежливая и интеллигентная. Никому грубого слова не скажет, каждого норовит по имени и отчеству называть. Даже и маленьких детишек. У Коли есть дружок Сеня. Так бабушка величает его Семеном Алексеевичем. Сенька от этого прямо весь расцветает.

Варвара Васильевна приучает и внука своего, то есть Колю, к такому же обращению.

Перво-наперво, надо свое имя и отчество знать и хорошо вы-говаривать. У Коли с отчеством заминка - не выговаривается оно. Колиного папу зовут тоже Колей и по сему выговаривать надо - Николай Николаевич. А получается - то Николай Николачевич, то еще хуже - Николай Чиколавич. Бабушка, Варвара Васильевна, очень огорчается.

- Ко-лень - ка, - тянет она обидчиво, - ну откуда это чико? Ты Николай, отец твой тоже Николай, а не Чиколай... Надо говорить Ни-ко-ла-евич!

Потихоньку, полегоньку Чиколаевич исчез. Но Николачевич, точно к языку прилип, так и выскакивает.

Наконец, бабушка вроде бы и тут выход нашла:

- Коленька, ты чей сын?

- Мамин да папин.

- Это понятно. А папку как зовут?

- Коля...

- Николай, значит. - Поправила бабушка.

- Николай, - повторил внук.

- Так чей лее ты сын?

- Николаев! - догадался Коля.

- Вот и прекрасно! - обрадовалась бабушка. - Значит ты Нико-лаевич... Понимаешь, добавляешь - ИЧ - и все.

- Ич?

- Ич!

Можно сказать, дело сдвинулось. Если что и смущало Варвару Васильевну, так это Колина остановка перед «ич». Николай Николаев... он произносил бойко и внятно, потом замолкал на немного. И лишь чуть спустя, несмело договаривал - ич.

Но в основном-то бабушка была довольна. А как же, вон какой воспитанный ее внучек. Однажды ей захотелось, чтоб об этой воспитанности узнали ее подружки - другие чьи-то бабушки. Пригласила она их на чай, посадила за стол и внука. Когда чужие бабушки выпили по первой чашке чаю, Варвара Васильевна будто невзначай сказала:

- А спросите-ка моего внука, как его зовут.

Гостьи давным-давно знали про Колино имя, но ради вежливости все же спросили. Коля хотел сразу произнести свое имя и отчество, но в мыслях опять появилось «Николачевич». Сделалось боязно: вдруг именно это слово слетит с языка. Коля подумал немножко и нашел очень простой и понятный выход: ведь и у папы такое же имя, и Коля тихонько ответил чужим бабушкам:

- Меня зовут - два Коли...

Чаепитчицы разулыбались, и только Варвара Васильевна по-мрачнела. Сахар в ее чашке сделался несладким, а чай в электрическом самоваре очень быстро остыл.

СТАРОСТА

Андрейку Столетова избрали старостой в классе. Он сидел за партой и молча думал. Девчонки и мальчишки тем временем учились считать. Но Андрюша ничего не слышал. Не до счета ему: нужно решить, как теперь быть. Шутка ли - он староста! Эх, был бы рядом дедушка, он бы подсказал, посоветовал.

Вспомнились слова Селезнева, произнесенные при выборах старосты. Паша тогда сказал, мол, у Столетова дед совхозный директор, он умеет командовать. По этому Андрюшка тоже сумеет руководить классом. Небось, кое-чему научился у деда.

Стал Андрей в мыслях перебирать разные случаи из дедовой жизни. Долго перебирал: особо ему нравился дед в те моменты, когда туго приходилось и когда он громко грохал по столу кулаком. После этого всегда и все шло чин-чином...

Тут Лилия Ивановна назвала фамилию Андрюши:

- Столетов, а ты как думаешь?

Учительница, конечно же, не знала, чем занята голова ученика, ей хотелось узнать, понял ли он то, что она объясняла. Но Андрюша-то ее объяснений не слышал, его мысли были заняты совсем-совсем другим. И он без запинки ответил:

- Я думаю, Лилия Ивановна, если придется туго, то надо сильно стукнуть по столу кулаком...

Вот смеху было...

РАЗНОЦВЕТНЫЙ КЛАСС

Ой, какие мы все цветастые, какие разукрашенные! - Обрадованно удивилась Лилия Ивановна, оглядев класс.

И мальчишки, и девчонки стали друг друга придирчиво осматривать... Они подумали, что выпачкались краской или пастой из испортившейся шариковой ручки.

Немного погодя, встал Андрюша Столетов и сказал очень серьезно:

- Нет, Лилия Ивановна, мы не все разукрашенные, а только двое: Витя Глушков и Клава Скворцова. Но они, Лилия Ивановна, не виноваты. У Вити испортился стержень в ручке - паста из него выползает - и немножко ее заползло на Витин нос. У Клавы нечаянно в кармане оказалась губная помада старшей сестры. Клава перед уроком хотела только посмотреть, но ее толкнула Зойка Листратова и у Клавы образовалось красное пятно на лбу. Остальные все чистые.

- Да я не о том, - сказала сквозь смех учительница. - Я про одежду вашу нарядную.

- С одеждой, Лилия Ивановна, полное безобразие.

- Ну, почему, Андрюша?

- Так мой дедушка сказал. Не смогли для нас форму приготовить.

- Она и не к чему нам. Первый год проучимся без формы. Так даже интересней. Посмотри, какие красивые платьица на девочках!

- Цветастые платья, Лилия Ивановна, своей яркостью будут отвлекать от занятий.

- Ты так считаешь?

- Не я, дедушка.

- Я, думаю, он ошибается.

- Мой дедушка никогда не ошибается. Он сказал, что без формы будет не экспериментальный, а разноцветный класс.

- Так это же и хорошо! Первых, вторых классов в каждой школе, в каждом городе и поселке полным-полно. А вот разноцветный только у нас будет. Здорово! Как вы думаете, ребятки?

Все разом загалдели, особенно девчонки:

- Правильно! Разноцветный класс лучше...

- Ладно, - согласился Андрейка, - только я спрошу у дедушки.

КАТЬКИН УРОК

Катька - не девочка, Катька - кукла. И сперва в классе о ней никто ничегошеньки не знал. Но вот однажды Иринка Ивина пришла в школу с куклой. Девчонки заойкали:

- Ой, какая голубоглазенькая, ой, какая красивенькая!

Мальчишки засмеялись:

- Ученица, называется, а в куколки играет. - Но каждый украдкой, вроде бы нечаянно старался потрогать шелковистые куклины косички.

И только один староста класса, Андрейка, молчал: он и не ойкал, и не смеялся - он думал.

Прозвенел звонок, пришла в класс Лилия Ивановна и сразу увидела куклу.

- Как ее зовут? - спросила она.

- Катька, - ответила Иринка несмело.

- Хорошее имя. Но зачем же ты ее принесла сюда? Вместо учебников?

- Она тоже хочет учиться.

Мальчишки опять засмеялись.

- Тише, мальчики, - охолодила их веселость Лилия Ивановна. - Она у тебя умеет читать?

- Не умеет, - огорчилась Иринка, но тут же обрадованно встре-пенулась. - Зато умеет говорить.

Легонько перевернула куклу, и сразу же послышалось ласковое «мама». - Ну и прекрасно! - сказала учительница. - Давайте-ка, ребятки, разберемся: что за слово произнесла Катя, из каких букв оно состоит?

И всем сделалось интересно, каждый старался правильно назвать букву. Потом все классом стали Катьку счету учить.

- Один, два, три, четыре, - говорили ребятки стройным хором.

А в ответ одно и то же: «Мама, мама, мама...»

- Пять, шесть, семь...

А Катька знай свое мамкает.

Весело ребятам. Не заметили, как прошел урок.

- Ну вот, ребятки, - сказала Лилия Ивановна, - видите, каким веселым получился наш урок.

- И совсем не наш, - сказал обидчиво Андрюша, - а Катькин урок...

- Но разве это плохо? - спросила Лилия Ивановна.

...Назавтра все девчонки пришли в класс со своими куклами.

КУКОЛЬНЫЙ КЛАСС

- Это безобразие! - сказал староста класса Андрейка. - Здесь школа, а не детский сад.

- По-твоему, Катька Иринкина пусть учится, а моя Аленка нет? - закричала Зойка.

- И Катьке здесь делать нечего.

- А вчера молчал...

- Я вчера думал.

- Думал, он думал! - загалдели девчонки хором. - Пусть и наши куклы учатся.

Тогда закричали мальчишки. И тоже хором.

- Куклав не учат, а играют с ними, и они в учении ничегошеньки не смыслят.

- Ой, ой! - сказала Зойка. - А зачем ты автомобильчик в школу носишь? - обратилась она к Паше Селезневу.

- Машинка маленькая, - ответил Паша запальчиво, - она в кармане запросто умещается.

- Правильно, - поддержали его мальчишки. - Ну-ка, запихивайте в карманы своих Катек, Аленок...

Шум, гвалт, хохот поднялся в классе такой, что за окном испуганно вспорхнула стайка воробьев.

- Вам хорошо, - кричала громче всех Зойка. - У вас игрушки мелкие.

- У кого мелкие? А самокат, а самосвал камазовский...

Кто-то из мальчишек уже собрался завтра притащить железную дорогу с паровозиком и вагонами. Паша сказал, что не намерен больше машинку в кармане таскать, у него для этого гараж большой пластмассовый имеется...

Прозвенел звонок, но его никто не слышал. Пришла в класс Лилия Ивановна, но и ее не сразу заметили.

- О чем такой бурный разговор? - спросила она с улыбкой.

Все притихли.

- Безобразие, Лилия Ивановна, - сказал староста Андрюша. Ку-кольный класс образовался, вот полюбуйтесь.

Лилия Ивановна стала любоваться. Вчера за партами сидели по двое, теперь все по трое, а то по четверо. Кроме самих учеников, над партами возвышались головы кукол.

- Да-а, - протянула учительница. - Что будем делать? - неизвестно кого спросила она.

Андрюша решил, что вопрос обращен лично к нему.

- Я предлагаю, Лилия Ивановна, девчонок из школы исключить.

- Ну, так строго?

- Пусть идут в садик и там играют и не мешают нам учиться.

- Нет, Андрюша, мы поступим иначе. Не станем оформлять в школу разных там Катек, Лялек... Вы же видите, девочки, мест нет.

- Вообще-то, конечно, - согласилась Зойка. - И программа на них, небось не рассчитана.

- Действительно, и с программой туговато. Лучше поступим так: вы будете учиться в школе, а как домой придете - поучите своих кукол.

Все девчонки согласились с Лилией Ивановной. Больше в классе куклы не появлялись.

КАК БОРОЛИСЬ С ДВОЙКОЙ

Однажды до начала занятий Андрейка Столетов сказал товарищам:

- Будем бороться с двойкой: Мой дедушка назвал ее паршивой цифирью.

- Нам же не ставят пока оценки, - несмело встряла Клава Скворцова.

- Вот именно, пока. Когда поставят, сказал мой дедушка, это уже позор.

- А как мы будем бороться? - спросил Паша.

- Очень просто: объявим, что такой цифры совсем не существует.

- Правильно! - закричали мальчишки.

- А что же будет за единицей? - опять подала голос Клава.

- Сразу тройка! - отрезал староста класса.

- Но ведь кроме двоек еще и единицы ставят! - крикнула Зойка.

- Дедушка сказал, что колы учительница ставит тогда, когда сильно рассердится, а мы не будем сильно сердить Лилию Ивановну.

И началась борьба. Андрюша распорядился, чтоб за каждой партой теперь сидело не по двое, а по трое.

Лилия Ивановна так и ахнула, увидев в классе несколько пустых парт.

- Не явились в школу?

- Все здесь, Лилия Ивановна, - успокоил староста. - По трое удобнее сидеть.

- Вот как?! Ну, хорошо, пожалуйста, сидите... Для начала повторим песенку, что разучивали вчера. Итак. Жили у бабуси... Три веселых гуся, - подхватили ученики. - Один серый, третий белый, три веселых гуся...

- Что такое?

Класс молчал. Лилия Ивановна повторила свой вопрос построже.

Паша Селезнев зашептал Андрюше на ушко:

- Видишь, сердится, может и единицу поставить.

И тогда Андрюша встал.

- Лилия Ивановна, вы не сердитесь очень. Мы с двойкой боремся. - И рассказал о задуманном.

- Интересно. А как же быть с двумя подружками: Аней и Зиной?

- Мы к ним прикрепим третью - Клаву Селезневу.

- Не хотим Клаву, - в один голос закричали Аня с Зиной.

- Тогда Пашу Селезнева.

- Какой же Паша - подружка?

- Ну вот, - осерчал Столетов, - говорили начнем бороться, а сами не боретесь.

- Андрюшка, а как же быть со стихотворением, что ты читал на прошлой неделе «Мы с Тамарой ходим парой...»?

- Новое выучу.

- Ну, а к примеру, - учительница немножко задумалась, - что делать с космическими кораблями «Восток-два», «Союз-два»?

Староста молчал.

- По-моему, ребята, двойка очень хорошая, нужная цифра, - улыбнулась Лилия Ивановна. - Но вот как оценка, тут другое дело. С ней действительно надо бороться. Только каким образом?

- Надо прилежно учиться! Хорошо готовить уроки!.. - послышалось с разных сторон.

Назад



Принять Мы используем файлы cookie, чтобы обеспечить вам наиболее полные возможности взаимодействия с нашим веб-сайтом. Узнать больше о файлах cookie можно здесь. Продолжая использовать наш сайт, вы даёте согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве