0+

Понедельник-пятница – с 9.00 до 19.00

Воскресенье – с 9.00 до 16.00

Суббота – выходной

Последний четверг месяца – санитарный день

Уважаемые читатели!

Тамбовская областная детская библиотека работает для вас, соблюдая все необходимые меры по предотвращению распространения вирусных инфекций. Будьте здоровы.

Подробная информация Профилактика COVID-19 Предварительная запись ТОДБ онлайн

 

 

 

head

 Румянцева Майя Александровна

 Стихи

Назад

 

* * *

Черноземье моё, черноземье…
Солнце падает в спелую рожь.
Соловьиная ночь с перезвонами,
Колокольчиков синих дрожь.

Сколько хожено, сколько езжено
Мимо мокрых густых садов,
Мимо речек с речью небрежною,
Мимо синих поющих кустов.

Припадаешь к земле – не забудешь
Запах сена и запах берёзки.
Припадаешь к земле – не разлюбишь
Черноземье моё неброское…

И сегодня в тиши берёзовой
Я припомню отцов и дедов,
Что в далёкие годы грозные
Здесь вели над стройкой беседу.

И рабочий и земледелец
Средь зелёной шуршащей листвы
Понимали, что слово в сердце
Начинается от земли.

Надо мною кружатся птицы.
Надо мною – розов рассвет.
И хлеба шуршат, как страницы,
Как страницы свежих газет…

 

* * *
Шум перрона, шум вагона,
Бабы с узелками.
Еду в радость, еду в горе,
Еду за стихами.

Стук колёсный чёткий, чёткий,
У девчонок – чёлки, чёлки.
Кач да кач, налево, вправо,
За окошком снег на травах.

Вижу осень тройкой рыжей,
Вдоль дороги - листья рысью…
Словно конница промчалась –
Вижу цвет будёновки,
Память с детства мне досталась –
Конники да конники…

…Как должны любить мы землю,
Помнящую павших,
А над ними, а над ними
Хлеб встаёт над пашней.

По сей день, по сей день
Поле золотое.
Поседели, поседели
Все берёзы в поле.

Плат накинут до земли,
До зимы поклонятся.
Поле вспахано с зари –
Пахарю бессонница.

От неё, от земли,
Всё живое бродит.
…От зари до зари
Сотни жизней всходят.

По сей день, по сей день
Поле золотое.
Поседели, поседели
Все берёзы в поле.

Золото их душ припомним
В золотую осень.
Мы венки в широко поле
С золотом приносим.

Как должны любить мы землю,
Помнящую павших.
Конники на зелени –
Боль моя всегдашняя.

Годы революции,
Выстрелы над пахотой,
Конники да конники
Незабвенны, памятны.

Коль оставим зёрнышко
С золотой крупицей,
Оставляем в поле мы
Жизни их частицу…

За окошком в синих далях
Вижу цвет будёновки.
В хлебном золоте колосьев
Затерялись конники.

Как должны любить мы землю,
Помнящую павших,
Конники на зелени –
Боль моя всегдашняя.

Кони вскачь без всадников,
Поле не вспахавшие.
…Осенью, в уборку,
Вспоминайте павших…

 

* * *

Художнику Алексею Краснову

Давай, кареглазый,
песню споём
Про шелест берёзы
под синим окном,
Про клён тот опавший
за дальним селом,
Давай, кареглазый,
песню споём…
И в памяти встанут
крестьянские лица.
В картинах твоих
этих лиц не счесть.
К широким полотнам
твоим приобщиться –
Как будто бы песню широкую
спеть…
Давай, кареглазый,
песню споём
Про грохот тачанки,
Про смерть под седлом,
Про выстрел шальной,
Про обрез за углом,
Про год
сорок первый,
Про поле с огнём,
Про то,
Как простился
солдат за селом,
Давай, кареглазый,
песню споём…
В кружилихе дней
из ритмов и слов
Уже в третий раз опадали капели,
И зимы прошли
из синих снегов…
Давно,
как давно
Мы с тобою не пели!..
Про рощи из ситца,
Про синь над крыльцом,
Про русские лица,
Про степь с серебром,
Про это раздолье,
которое пишешь,
Всем сердцем которое
чутко так
слышишь,
Давай, кареглазый,
песню споём…

 

РОССИЯ

Снегами сменяются ливни,
Птицам лететь к облакам.
Они унесут на крыльях
Тоску по российским снегам.
Россия - зимушка,
вёсенка,
Берёза моя и сосенка,
Костры на лугу –
из детства,
На избах –
рисунок сердца.
Который уж год
хороводно
Падает в рощи снег.
Будет девчонка сегодня
В мех прятать
тёплый смех.
Праздничная частушка
Вырвется из-за угла,
В шали пуховой с кружевом
С крылечка сбежит в снега…
Россия - зимушка,
вёсенка,
Берёза моя и сосенка,
Костры на лугу –
из детства,
На избах –
рисунок сердца.
Белые снеги да скатерти,
Песни российских кровей.
Ёлка – шумная сватья
На свадьбах всех январей.
В осень –
плодов лавина
И караваи,
как солнце.
А по весне соловьиная
Песня в саду
прольётся…
Россия - зимушка,
вёсенка,
Берёза моя и сосенка,
На давней избушке
из детства –
Моё
нарисовано
Сердце…

 

* * *

Герою Социалистического Труда,
доярке Тамаре Фёдоровне Куделиной

Ты, Россия моя,
Белый дождь над ведёрком,
Как рождение чуда –
Струи белые,
звонкие.
Через детство пройдут,
Через юность пройдут.
Выйдут бабы к перрону –
Молоко на виду.
Пахнут реки России
Парным молоком.
И берёзы молочные
В рощах – кругом,
Облака – молоко,
И сады – в молоке.
Ива белый листок
Тянет струйкой к реке.
Пахарь в шири полей
Пот сотрёт рукавом,
Жажду в поле запьёт
Он парным молоком.
Под туманом молочным,
Под туманом густым,
И – молочные кочеты,
И – костров белый дым.
Белый конь да берёза,
Белый иней мороза,
Светлый день
в белой роздыми,
Под молочными
звёздами.
…Рядом с хлебушком рыжим
Рыжа крынка встаёт.
Так в России давно,
Целый век, каждый всход.
Благодарность лугам,
Что прольются в посуду,
Слава
светлым рукам,
Давшим
белое чудо...
А оно – молоко –
Пахнет травами,
степью,
От него, молока,
Силы русские
крепнут…

 

ОСЕНЬ

Проплывут облака над водой,
Где когда-то
кружили птицы.
Унесло их лето с собой
В те края,
где Россия снится…
Вслед прощально
леса глядят,
Ветер осени
кличет раздолье.
Словно землю согреть хотят,
Травы рыжие
лягут в поле.
Подойдёт к берегам Алёнушка
И присядет
на краешке осени.
Хорошо ей в родной сторонушке
Среди радужной
степи да просеки…
Проплывут облака
над водою,
Где когда-то
кружили птицы.
Унесло их лето с собою
В те края,
где Россия снится…

БАЛЛАДА ОБ ОТРЕЗАННОЙ КОСЕ

Маме

1.

Мама,
У тебя такие старые волосы…
Мама,
У тебя совсем молодые глаза.
А в комоде лежит
отрезанная молодость –
Длинная и чёрная коса.
Я не знаю тебя
молодою и лёгкою,
Когда косу качает
над плавной походкою,
Когда бант за спиной
И по горлышко – блузка,
Когда морщишь ты лоб
Над сверхмодным
французским.
И послушно и тихо
Склоняешься в храмах,
И глаза опускаешь
Перед классною дамой.
А потом - как загадка…
Ты мне, мама, откройся.
Гимназистка-тихоня
Отрезала косу.
Вместо банта с порханьем,
Вместо блузки ажурной
На плечах твоих узких –
Гимнастёрка с тужуркой.
Не под вальсом паркеты,
А под маршем – булыжник.
Тяжела от нагана
Кобура тёмно-рыжая.
Может, это не диво,
Но дивиться я буду,
Как от тихой покорности
Доросла ты
до бунта!
От альбомного Надсона
До движенья в колоннах,
От молитвы
«За царствие»
До свержения трона.
Я задумаюсь, мама,
Я к косе припаду…
…Повторить ли когда-нибудь
Мне твою
высоту?

2.

Ты гордо шла
по улицам московским…
Как разобраться ты могла,
девчонка?..
Когда Рахманинов
на клавишах заморских
Так звонко путал
белое и чёрное.
Когда великий
и большой Шаляпин
Тоскующий свой бас
увёз за океан,
И где-то Лещенко
надрывно плакал
Среди духов,
и пота,
и румян…
Ты гордо шла
по улицам московским,
Где каждый шаг –
соблазном для греха,
Где декадентка томная с подмостков
Так фиолетово
звала под облака.
И где дома растрёпанно стояли
С подъездами,
Как нос у сифилитика,
И вслед тебе
гнусавили роялями
И звали смехом,
ветреным до выкрика.
Забудь!
Пляши!
Кокетничай игриво!
Там так легко,
так сытно
и так пьяно…
Полуголодная, идёшь ты мимо…
…Тебе за это
целовали руки, мама?..
Идёшь ты хрупкою
девчонкою бескосой,
Ещё не сильная,
Ещё не смелая,
Идёшь ты мимо
лёгкого и броского,
И ты не путаешь,
Где – чёрное,
где - белое…

3.

Скачешь от селения к селению.
В избах ждут тебя
И слушают с доверием,
Там,
где лапотная грусть в печурках,
Где Иисус печальный
над свечой,
Где махорка,
Где качают
с плачем люльку,
Долго-долго
говоришь ты горячо.
Будет мчаться конь
лесами чёрными,
Будут пули
как встревоженные пчёлы.
Им ужалить тебя злобно?
Или нет?..
Вся земля тебе?..
Или кроёный метр?..
А рука с наганом –
в напряжении.
Припадёшь щекой
к горячей шее.
И тебе –
и празднично и страшно,
Бьётся грива,
Как коса твоя
вчерашняя.
Эй, скакун,
с надёжными подругами,
Выноси,
дружище оробелый!
Трижды стрелянная,
Трижды пуганная,
Ты уже – и сильная,
и смелая…

4.

Нынче внукам ты даришь
Рысака на колёсах.
Нынче внукам ты даришь
Пистолет безголосый.
Моя милая мама,
сто горошин на фартуке,
Твои тихие руки
Режут тёплые булки.
Ты готовишь внучатам
манные завтраки,
И в Сокольники водишь ты их
на прогулки.
А в комоде лежит
твоя давняя молодость –
Та коса,
Что с тобой не была
в маете…
Я целую твои
цвета пороха волосы.
Припадаю, волнуясь,
К твоей
высоте…

НАШИ МАТЕРИ

Наши мамы от нас
вечно что-нибудь прячут.
Прячут беды свои
и свои неудачи.
Прячут боль, и досаду, и горечь обиды.
А войной
Сколько горя им было
выдано…
Извещенья о смерти в комоды прятали,
А наутро – подушки,
слезами примятые.
Наши мамы от нас
вечно что-нибудь прячут.
Наши мамы при нас
никогда не плачут
И стараются быть проворней, бодрей…
Но не верьте обману своих матерей.
Я же знаю…
Тайком…
Когда все уснут,
В тихой кухне они
капли тёмные пьют.
И устало вздохнут,
И пройдутся иначе…
Наши мамы от нас
Вечно что-нибудь прячут…

МОЕЙ МОСКВЕ

Прошли секунды разлук,
Гудка паровозного звук,
Колёс нарастающий стук
В сердце пробился вдруг.
Со строек новые здания,
Сняв крыши, кричат: «До свидания!».
И вдруг подмосковная хата
Спиной повернулась горбатой,
Как будто пред ней виновата,
Что мчит меня поезд куда-то.
Земля ты моя родная,
Прости, что я уезжаю…
Не только ты - дом у ракиты.
Здесь дед мой и прадед зарыты.
Земля ты моя, землища,
Роднее нигде не сыщешь!
Я помню тебя эшелонную,
Мчатся составы с вагонами.
Я помню тебя притихшей,
В краске зелёной крыши.
Я помню тебя несытой,
Дверь школы доской забита.
Часами стоит за хлебом
Под хмурым московским небом.
Однажды подросток с Басманной,
Шнуруя ботинок рваный,
Сказал, по-мужски тоскуя:
«Очень люблю Москву я,
Но мы уезжаем завтра…».
На камень – слеза упала.
И сколько московских асфальтов
Такие слёзы впитало!
Земля ты моя, землища,
Труднее нигде не сыщешь,
Роднее нигде не сыщешь.
…Москва, ты мне всё прости –
И этот прощальный стих,
И то, что в разлуке с тобой
Сдружились с другой землёй,
И то, что сегодня под вечер
С волненьем Тамбовщину встречу…


ВОЛГА

Волга – волненье высокое,
Томленье
за дальними плёсами.
Говор твой волжский с оканьем,
Волны твои – курносые.
Кама бежит по камушкам
Босая,
С рассветной косой,
К Волге, как внучка к бабушке,
За сказкой глазастой, лесной.
Недосчиталась ты камушков
В годы твои тревожные.
У самого водного краешка
Солдатами тропы проложены.
Алые тропы,
знамённые,
Гранитные – к небу синему.
Читаешь ты их поимённо,
Седою становишься зимами.
Читаешь – и в небо смотришь,
Считаешь – и в землю грудью.
Всех ты их, Волга, помнишь,
Ни одного не забудешь.
Волга – моя повитуха,
Баюкала долго с причала.
В детстве
от голода с вьюгами
К волнам своим
привязала.
Волга – моё наследство,
Кормилица – скатерть синяя.
В далёком военном детстве
Меня ты сделала сильною.
…У сини твоей застыну.
Стыдно
забыть твои волны,
Синие жилки России,
Бабушка моя,
Волга…

 

УСПЕНОВКА

Посвящается педагогам Успеновской
средней школы Петровского района

Есть село Успеновка,
Дальнее село.
Соловьиным пением
Рощи
замело.
Яблоня цветущая –
Облако с небес.
Выпорхнет частушка,
Убежит за лес…
Лиственные лиственницы
Окружают дом.
Так и тянет в сенцы,
Где – ведро с ковшом.
Пахнет свежим хлебом,
Добрый стол накрыт.
Белый конь с телегою
У крыльца стоит.
Я не раз припомню
Этот вечер синий,
Михаил Васильича
И рядом – двух
Васильевн.
Речи их нехитрые
Про дела, заботы.
Ах, какие лица –
Светлая работа!
Как из русской
сказки –
С грустью
да с весельем.
Как из русской пляски –
Ширь в них
с откровеньем.
Ваше горе с радостью
В сердце увезу.
Я теперь причастна
К этому селу.

Грусть села
Успеновки –
Холмик вдалеке,
Нина Николаевна
В траурном платке.
Не забыть мне судеб,
И грача, и лес,
И стожок у яблонь,
С добротой сердец.
Простодушья этого
Долго не хватало.
Я в селе хорошем –
Как в детстве
побывала.
Выйду, горожанка,
В городские звоны.
Вновь села зелёного
Тишину припомню.
Есть село Успеновка
У сердца
моего.
До родственного
близкое
Дальнее село…

* * *
Ах, лесостепь, моя сторонка,
Мои шуршащие хлеба.
И у колодца
смех ребёнка,
И в три окна
моя изба…
Войду,
Оставлю у порога
Тропу,
закаты да зарю.
Дорожка – милая дорога
Вдоль сенец
стелется к ведру.
Взять алюминиевую кружку,
Испить холодной, ледяной.
Приветит добрая старушка.
Стол застлан
скатертью льняной.
Заговорит она о хлебе
(Не торопи, а подожди!),
Неспешно поглядит на небо
И скажет: - Где ж они, дожди?..
То льют они,
То солнца – прорва. –
И мне под тихие слова
Родное вспомнить
Притамбовье,
Где почесть
хлебу воздана,
Где крепкий пахарь
Крупно солит
Поля
раскидистым зерном.
А дождь всё стороной обходит
И только кличет
дальний гром.
- Посохло всё, - чуть слышно кинет. –
Жнивьё иль поле – не пойму. –
…И после слов тех в магазине
Я лишку хлеба
не возьму…

НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ В СЕЛЕ

Сосновцам посвящается

Здравствуй, светлый,
смелый снег,
Дали ветровые…
Новогодний
чистый смех
С песней о полыни.
Тройка,
небо,
звёзды,
степь,
Да тулуп,
да любый.
Не успеешь песню
спеть,
Расцелует в губы.
Подплывали
сто саней
К ёлкам,
вкруг входящим.
Над столами –
сто огней.
Каравай дышащий.
Полушалки,
пиджаки
В ряд висят на лавке.
Отдыхают старики
С трубкой
у трёхрядки.
Выйдет парень,
бровь – вразлёт.
Руки лихо вскинет.
С голенища
скрип смахнёт,
Под частушку
кинет.
Выйдет тоненькая пава,
По подолу – рюшки.
Враз затопчет
каблучками
Верхние
частушки.
А потом с грустинкой
песню
Поведёт солдатка.
Захлебнётся и замрёт
Старая трёхрядка.
И сидят они рядком,
Милые сельчане,
Те, которых мы
добром
Летом вспоминали.
Жатва в поле –
в ночь, в зарю,
Сон при жатве –
реже.
Вам спасибо говорю
В этот праздник
снежный.
Веселитесь от души,
Веселитесь звонко.
Снег ложится у межи,
По следам –
позёмка.
Пусть прикроет
урожай,
Тот,
Что будет завтра.
В каждом доме –
каравай.
Это - ваша жатва.
Жатва тех, кто сеял
в мае,
Хлеб в колосьях
трогал.
…В доме с валенок
сметают
Звёзды у порога.
Подплывают сто саней
К ёлкам,
в круг входящим.
Над столами – сто затей,
Каравай дышащий…

 

СКАЗКА

Мичуринцам

Затоскуется мне по крылечку,
По сосне, ото сна лохматой.
Затоскуется мне по речке,
По ветле горбатой.

Ах ты, Русь узорная,
Мудрёная резьба.
Тихая, исконная,
Светлая изба.

Чьи-то руки вечные
Трудились над крылечком.
В узорах зиму чуешь,
Рощи тонкий лучик.

А в избе ночуют
Дедушка да внучек.
Вышиванья яркие
За резным наличником,
Да в печурке жаркой
Песня-невеличка.
Там – блины с былинами,
Руки доброй
бабушки.
И живёт там с ними
Сказка про Иванушку…

ВЫМИРАЮЩАЯ ДЕРЕВНЯ

Какие снежные постели
По полю ходят прямиком,
Земля моя – берёзы, ели,
Избушка с дымом
под бугром.
Кто мог забыть тебя,
оставить
Иль полюбить тебя слегка,
Когда из каждого
окошка
Рябина да ольха видна.
Зимой
Фата с фатою в споре,
А летом
Зорька сядет свахой,
И чуб пшеничный
в светлом поле,
И в роще
красная рубаха.
Стоит без окон
домик с краю,
Изба – заметна, не заметна,
Крыльцо скрипучее
встречает
То с севера,
То с юга ветры,
Зачем меня
сюда забросило?
Какой запущенный погост!
И жители,
Как листья осенью,
Спешат вразброд,
Спешат вразброс.
И поезда проходят мимо.
Не полустанок
и не станция.
Ах, как бездомно,
Как бездымно
Среди запущенных акаций,
Среди неубранного сада
И этой старой бабки
с палочкой,
Среди кривого палисада,
Пустых,
Давно забытых лавочек.
Село детей и хлеб рожало,
Давно вставая
в зорях ранних,

Стозвонно
кузницей стучало,
Плясало в праздник
на полянах.
Нет голубятен
в том селенье,
Не слышно
посвиста ребят.
…Давайте
встанем на колени,
Пред
вымиранием деревни,
Виновен кто
и кто не виноват…

НОВЫЙ ГОРОД

Липчанам

Он пока ещё – город контрастов,
Этот город крестьян и рабочих.
Петухов, по-сельски горластых,
Труб фабричных,
не спящих ночью.
Здесь вцепилась
мазанка-хата
В чернозёмную
жирную землю.
Огород, плетнями прижатый,
Арестантом кажется
древним.
А кругом обступают здания
Стооконные,
С грудью прочною,
Вышли к хатам они на свидание
В длинных галстуках
труб водосточных.
Во дворах доминошники смуглые
Вечерами «козла» забивают.
От ударов столишко струганный
По колено в землю
врастает.
От цветных сарафанов рябы,
На скамейках судачат бабы,
И так звонко,
чисто по-русски,
Вдохновенно семечки лузгают.
А автобус помчит с урчаньем
То столично – асфальтом гладким,
То потянет – провинциально
Вперевалку
булыжником шатким.
Вдоль автобуса – руки рабочие
По-хозяйски лягут друг к дружке.
…Новый город
с сельскими кочетами,
С перелесками
да с частушками…


В ТОМ КРАЕ

Город.
Парни с космами,
а девчонки – стрижены.
Женственными косами
города обижены.
Взять да окунуться
в то раздолье ситцевое,
Где с утра плетутся
волны из пшеницы,
Косы заплетаются
в ливни жгучих шквалов,
И от них ломаются
шпильки из металла.
Где поют у грядок
с самого рассвета.
Где от кос до пяток
западного нету.
В том раздолье ситцевом,
в том гудящем крае
На полях с пшеницею
строки вырастают…

 * * *

Труженицам Тамбовщины
посвящается

Когда ещё поля под вьюгой,
Окно бело от холодов, -
Присядьте, милые подруги,
Над строками моих стихов.
И отдохните в синий вечер,
Пока затих в степи овин.
…Всю жизнь
продлился «год мужчин»,
А в прошлом –
выдался «год женщин»…
Мы в год прошедший,
как всегда, -
Детей растили,
Шли по пашне.
И хлеб
И лес
в степной красе
Растут не без участья нашего,
Кирпич к кирпичику положим,
На косогоре встанет дом.
И песни,
Что мы сами сложим,
По-женски,
тихо пропоём…
Я езжу много,
Слышу много
Счастливых слов
и горьких слов.
На сердце
лягут, как тревога,
И гнев,
И женская любовь,
И лица,
схожие и разные
С судьбою женщины в войну.
…И в год один
Расскажешь разве
Хотя бы
про одну судьбу?
И судьбы я не выбирала.
И пела женщин, как могла.
Но года мало,
Жизни мало,
Скупы сердечные слова.
Ничто – степная даль и реки.
Ничто – рассветы и восход.
Ничто
земля без человека.
На ней
одна зима
растёт…
Так и начала жизни нету
Без женщины,
Без слова «мать».
Дано ей украшать планету
И род
И землю продолжать.
Затопит печь,
побелит избу,
Скатёрку белую пригладит.
А за её судьбой –
Отчизна
С седою материнской прядью.
Она – и юг,
Она – и север,
И лён с кочующей волной.
Пустыня с древними поверьями
И горы с тонкою луной.
Но пусть простят мне
дали дальние,
Гористый юг,
Сибири ширь,
Что здесь,
в степных своих окраинах,
Я выбираю героинь.
Здесь удивляюсь каждой жизни,
Здесь судьбы к сердцу пролегли,
Для коих ширь большой Отчизны
С тамбовской началась земли.
Когда ещё поля под вьюгой,
Окно бело от холодов, -
Присядьте, милые подруги,
Над строками моих стихов…

ЛЮБОВЬ ВАСИЛЬЕВНА

Повару совхоза «Верхнеярославский»
Сосновского р-на Л. В. Галаховой
посвящается

Выноси, Любовь Васильевна,
прошлогодний урожай
Да корми им хлебопашцев,
Ставь им сытный каравай!
Да борща налей-ка в миску
С жару,
С пылкого огня.
А в руках проворных ложки
Алюминием
звенят.
Ах, как быстро,
Ах, как ладно,
Словно в сев да в обмолот.
И, наверно, им взаправду
Долгий год –
совсем не год.
Дружной шутке
дружно рады –
Говорит Василий Радов:
- Накормила ты меня
Аж до самого ремня… -
По-крестьянски хлеб нарежет,
К сердцу,
тёплый, прижимая.
- Ешьте с хлебцем на здоровье,
Чай, ведь сами убирали.
И глядит она, пригожая,
Только мать так
на сынов.
…Имя ласковое
сложено
Из любви
да васильков…

* * *

Марии Мордасовой

Запоёт,
И горя мало.
Кружевным платком помашет,
То ли бусы растеряла,
То ли смех вприсядку пляшет.
Что нам горе да кручина,
Были, сплыли навсегда.
Во дворе
петух глазливый,
В вёдрах – чистая вода.
Речка – слева,
Роща – справа,
Лучик солнышка в косе.
Ах, какие ходят павы
В среднерусской полосе!
Выходила из Черняного,
По России с песней шла.
Круглолицая, румяная,
На плечах
зарю несла.
Шелковистую, с кистями,
Разудалую зарю,
Щедро сыпала горстями
Сто частушек к сентябрю.
Собирайте к урожаю
То, что выдумал народ.
…Под Черняным речку знаю,
Что вприплясочку течёт.
Распотевшая для слуха,
Говорливая речушка.
Ближе рощи,
Дальше луга
Вдоль реки
Растут частушки…
На певице ярки бусы,
И с гармошкой – яркий луг.
- Спой, Маруся…
- Слышь, Маруся,
Кинь частушку под каблук…

СВАДЬБА В ЧЕРНЯНОМ

Сколько света
в этом мире!
Сколько радостей всерьёз!
Вон стыдливая рябина
Покраснела вся до слёз.
Вечер с ветром
перепутан,
Золотистой
речки речи,
И идёт по перепутку
Свадьба белая навстречу.
Юбки в пляске,
Серьги в пляске,
А невеста –
словно краля.
Пью за счастье,
Бью за счастье
Рюмку красную
о камень –
Пять осколков,
Пять сосёнок,
Пятерых детей желаю,
Сваха,
Красная, как зорька,
В пляску свата зазывает.
«А-пчхи! Спички в нос!»
Пузо, ноги – колесом,
Сват и весел и курнос,
Ходит этаким тузом.
А жених с невестой
рядом –
Две смешинки
в них живут,
Перегляды-водопады
Друг на друга
взгляды, взгляды,
До сердец
себя прожгут.
Пусть
всерьёз им будет счастье,

Пусть
Кричат им нынче:
«Горько!»
Нет беды,
И нет ненастий,
Свадьба ходит
по пригорку…

ПОД МИЧУРИНСКОМ

Затоскуется мне по крылечку,
По сосне. Ото сна лохматой.
Затоскуется мне по речке.
По ветле горбатой.
Ах, ты, Русь узорная,
Мудрёная резьба!
Тихая, исконная,
светлая изба.
Чьи-то руки вечные
Трудились над крылечком.

В узорах зиму чуешь,
Рощи тонкий лучик.
А в избе ночуют
Дедушка да внучек.
Вышиванья яркие
Под резным наличником,
Да в печурке жаркой
Песня-невеличка.
Там – блины с былинами,
Руки доброй бабушки.
И живёт там с ними
Сказка
про Иванушку…

 

ГОЛУБОЕ И РОЗОВОЕ

Новоро́жденных мальчишек
(Мудрое поверье)
Пеленают в голубое
С самого рожденья.
Сколько в жизни голубого
Им потом встречается!
Голубой дымок табачный
За парнями тянется.
У матросов на тельняшках
Голубые полосы,
Голубая водка в стопках,
Голубые полюсы…
Голубых полярных льдин
Встретить караваны.
Голубое море им,
Небо…
Океаны…
Новоро́жденных девчонок
(Мудрое поверье)
Пеленают в розовое
С самого рожденья.
Им губами розовыми
Целовать мальчишек.
Им рожать со стонами
Розовых детишек.
А проводят в небо,
А проводят в море –
Розовые веки
У девчонок с горя…

НА ПАШНЕ

Ребристое поле – в пару.
Оно дымит, как парная.
Как в баню,
вхожу босая,
Ступнёй ощущая жару.
Припомню я деда старого
С мудрым прищуром глаз.
Ядрёною баней распаренный,
Дед тянет из кружки
квас.
И, вытерши рот бородою,
Промолвит с певучей ленью:
- Мол, русский народ так устроен,
Что после баньки добреет.
Мол, в пар идут не с морозу,
А банька – мудрое дело.
Там веник
из доброй берёзы
Всю злость выгоняет
из тела. –
…Ребристое поле – в пару.
Оно дымит, как парная.
Как в баню,
вхожу босая,
Ступнёй ощущая жару.
Шпарь, солнце, меня грячей!
Шпарь веником из лучей!
В жаре качай до упаду,
Всю злость выбивай
и досаду!
Ничтожность обиды незрячей
Выпарь,
Земля горячая!
Пусть беды станут полбедами!
И злость надо мной – не буянь!
Ах, мудрые речи дедовы
О добром тепле
русских бань!
Берёзою пареной пахнет
Тёплая, нежная пахота.
Земля ты моя, землища!
Я руку пущу в борозду
И пальцами-корневищами
Почувствую, как расту.
Во мне прорастёт это чудо
Из света,
жары
и тепла.
Я стану, как дед мой мудрый,
Спокойна
И очень
добра…

ПЕРВАЯ ПАХОТА

Что кричишь,
что зовёшь, скворец,
Своей песней
весенне-талою
На поля,
где от жара сердец
Продолжается
снеготаянье?
Там машины бока продрогшие
Разогреет мотор сердечно.
И полей ледяные горошины
Будут кланяться
плугу встречному.
Там последнюю талую зиму
Запахают любовно в землю.
А скворец всё кричит призывно,
Пашет первую тучу
весеннюю…

ПЕРЕД ДОЖДЯМИ

Режут острыми
чёрными крыльями.
Режут ласточки небо под корень,
А земля уже бредит
ливнями,
У земли пересохло
в горле.
Где ты бродишь, ливень-гуляка?
Ну-ка хлынь вдоль степной полосы!
И набухшие зёрна злаков
Разведут в улыбке
усы.
Под дождями встанут девчонки,
Им, весёлым, причёсок не жаль.
Из волос да из ливня
звонкого
Вдруг повяжется
тёмная шаль.
Дед-рыбак, что сидит над кручей,
Словно вырвет из ливня
мглистого,
Словно вытянет прямо из тучи
Карасёвую
молнию
быструю.
…Длинноногие,
полосатые,
Ливни русские,
серебристые.
Люди будут хранить в ушатах
Ваши тёплые струи
душистые…

ЛЕТО

Начало лета, как любви начало,
Как нарастанье чувств
под буйство трав.
И речка позвончее зазвучала,
Все струи тонкие,
как струны, перебрав.
Прозрачней и призывней небо синее,
Где птицам зимнюю
прощать вину.
… И если девушкой
зовут весну,
То лето –
это женщина красивая.
Уйти в луга…
В соцветьях, как в созвездьях,
Ты там заблудишься
под чуткость диких птиц.
Ночь – тишина,
а утро – это песня,
И лето всё
из песенных зарниц.
Пойти вдоль речки,
где трава несмятая.
И заглядеться там
у глади волн.
Пройдёт мосточком
женщина нарядная.
- Смотрите, - скажут, -
лето светлое идёт!
- Смотрите, - скажут, -
очи её - синие,
Цветы на кофте –
тоже в синеву.
… И если девушкой
зовут весну,
То лето –
это женщина красивая…

 

* * *

Живёт в селе голубоглазый парень.
Вздохнёт, посмотрит мне в глаза.
Касанье глаз не выразить словами:
- Смотри-ка, - скажет, -
приближается гроза…
Качнётся купол,
край сосны заденет.
Прохладный гром
прокатится окрест.
И рухнут молнии на острые колени,
И – чистый дождь,
и чистый синий лес…
Обиды отойдут
неторопливо,
И чья-то суетность,
И чьи-то сплетни с лестью,
И беспощадность девочки пугливой,
И зло врагов
без справедливости и чести.
Прощаю всех!
Прощая, отпеваю
Под этот дождь,
под этот светлый бор.
И нет греха на мне.
И я в степи – босая,
И долог путь ещё
за дальний косогор.
Скажу ему:
-Черпни воды в колодце…
И побежит ведро с весёлою бадьёй.
В бадье перемешаю
тучи с солнцем.
И с сердцем выпью
чистой, ледяной.
А речка с ивою
в тени сказанья вяжет,
Полётом птиц соседний бор залит…
В глаза посмотрит,
ничего не скажет,
И о любви своей
он снова промолчит…
Живёт в селе
голубоглазый парень.
Вздохнёт,
посмотрит мне в глаза.
Касанье глаз
не выразить словами:
- Смотри-ка, - скажет, -
приближается гроза…

В ЛЕСУ

Здесь в лесу – хмельной настой
Пряной ягоды пьяники.
В этой щедрости густой
Крупноглаза – земляника.
Широта лесного сердца!
Лес, опять гостей встречая,
Вышил мхом, как полотенце,
Все тропиночки у края
Да сложил в них
караваи.
По лукошкам лягут ярко
Рыжий,
розовый,
лиловый.
Да с коричневой поджаркой
Каравай
боровиковый.
Люди ходят чащей узкой
Да аукаются в голос.
Хлебосолу – лесу русскому
Низко
кланяются
в поле.

ПОРА ВАРЕНИЙ

Сахарность кипений,
Цвет от ягод – винный.
Эх, пора
варений –
Ветер
Витаминный!
Ягоды глазастые
Вспыхнут над горелкой.
Чьё-то детство сладостное
С ложкою
над пенкой…
Хлопотность старушечья
И внучачьи радости.
Запахи
замучили
Ягодною
сладостью.
По тазам да вёдрам
Нынче обвенчали
Соки ливней тёплых
С летними
лучами.
Солнышко закатное
Радостно искрится.
Старомодной свахою
За рекой садится.
Из реки
губасто,
Как из блюдца, пьёт,
И вареньем красным
Перемазан рот.


Назад



Принять Мы используем файлы cookie, чтобы обеспечить вам наиболее полные возможности взаимодействия с нашим веб-сайтом. Узнать больше о файлах cookie можно здесь. Продолжая использовать наш сайт, вы даёте согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве