ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
На главную
Год экологии в России

Разработано jtemplate шаблоны Joomla

27 августа -180 лет со дня рождения

ПЕТРА ДМИТРИЕВИЧА БОБОРЫКИНА

(1836 – 1921)

Писатель Пётр Дмитриевич Боборыкин родился в Нижнем Новгороде. Отец его владел имением в селе Павловское Липецкого уезда Тамбовской губернии. С женой он был в разводе, и ребёнком Боборыкин жил с матерью в Нижегородской губернии. И только в университетские годы он впервые посетил отца в его тамбовском имении. Потом эти посещения стали регулярными.

В двухтомнике своих «Воспоминаний» Пётр Дмитриевич Боборыкин описывает первую поездку в Павловское, когда отец прислал за ним тарантас с тройкой, и он, ещё молодой человек, студент, с интересом наблюдал сельскую жизнь: «…остановки, дорожные встречи, леса и поля, житьё-бытьё крестьян… а потом старинная усадьба, наши мужики с особым тамбовским говором, соседи, их нравы, долгие рассказы отца, его наблюдательность и юмор – всё это залегло в память и впоследствии сказалось в том, с чем я выступил уже, как писатель, решивший вопрос своего “призвания”.

Тамбовские урочища, тамошняя помещичья и крестьянская жизнь навеяли комедию “Однодворец” и большую часть деревенских картин и подробностей в повествовательных вещах, в особенности в повести «В усадьбе и на порядке…»

В этот приезд отец послал его «на Липецкие воды», и там студент Пётр Боборыкин познакомился на балу с губернатором Данзасом. «Красовалась, - вспоминает он, - и крупная, породистая фигура красавца губернского предводителя князя Юрия Голицына…»

И далее Пётр Дмитриевич замечает: «Тамбовский свет и в губернском городе и по усадьбам славился ещё большей лёгкостью нравов, чем казанский. Но тон был такой же, та же жуирная жизнь, карты, добывание доходов правдами и неправдами, кутежи… никаких общественных интересов…»

В каждый приезд в тамбовскую усадьбу отца молодой Боборыкин «достаточно присматривался» к быту крепостных крестьян, ходил по избам, ездил с ними на полевые работы и впоследствии, когда уже был пятикурсником медицинского факультета Дерптского университета, приезжая в усадьбу, лечил «и мужиков, и дворовых».

Нельзя не обратить внимание на то, с какими подробностями, с каким неподдельным интересом описывает Боборыкин всё, что видел он в путешествиях из Новгородской губернии в Тамбовскую и обратно. Иногда дорога только в один конец занимала до десяти дней, путь лежал через Тамбовскую, Рязанскую и Нижегородскую губернии. «По картинам русской природы и крестьянской жизни, - отмечал потом в своих записках Боборыкин, - такая езда… стоила дорогого для будущего беллетриста-бытописателя…»

А с каким чувством уважения говорит Боборыкин-сын об отце: «Мягкость характера моего отца не могла вызывать никаких крепостнических эксцессов. И тогда, в николаевское время, и позднее, до 1861 года, я не помню у отца случаев отдачи в солдаты в виде наказания или в арестантские роты, не помню и никаких экзекуций на конюшне…

Я нашёл в наших старинных дубовых хоромах два огромных шкафа с дедовской библиотекой, с французскими классиками и со всеми энциклопедистами. Тогда же я ушёл в Вольтера, а для лёгкого чтения у отца нашлась такая же обширная библиотека новейших романов. Он потреблял их в огромном количестве, выписывал из Москвы…»

Так, по сути, началось серьёзное увлечение литературой, появилась тяга к знаниям.

Боборыкин получил прекрасное образование: он окончил Казанский университет, затем – университет в Дерпте (ныне – Тарту) и Петербургский. Он владел почти всеми европейскими языками, объездил всю Европу; в дворянских кругах завоевал авторитет культурнейшего человека. Он не просто разбирался, а хорошо знал философию, естественные науки, не был дилетантом в изобразительном и театральном искусстве. Всё это делало его интересным собеседником.

Литературным творчеством Боборыкин начал заниматься ещё в юности. Будучи студентом Дерптского университета, он написал три пьесы – «Фразёры», «Однодворец», «Ребёнок». Все они были поставлены на сценах столичных и провинциальных театров. И критика была к ним более чем благосклонна.

В Тамбовской губернии, в Петербурге, в Москве Боборыкин общался с поэтом П. И. Вейнбергом («Гейне из Тамбова»), с другими интересными и значительными людьми, о чём он подробно пишет в своих «Воспоминаниях». Любопытный эпизод приводит автор «Воспоминаний»: он, то есть Боборыкин, его лондонский приятель и Вейнберг были приглашены в Чехию на празднование 300-летней годовщины Яна Гуса. Всё было грандиозно: шествия парней и девушек к дому, где родился Ян Гус, различные представления, которые давали обычные крестьяне в национальных костюмах. Одно было неудобно, отметил Боборыкин: в ожидании очередного представления их посадили на помосте, на самом солнцепёке. Вейнберг был так недоволен, что сочинил четверостишие:

Ян Гус в Констанце на костре
Не так страдал от пламенной стихии,
Как страждут, сидя на жаре,
Корреспонденты из России.

Вообще, надо сказать, «Воспоминания» Петра Дмитриевича Боборыкина – это полувековая история России, её столичных городов и провинции, это встречи с интереснейшими людьми эпохи не только в России, но и за границей, где Боборыкин провёл немало лет. О многих исторических фактах, личностях мало кто знает, как мало, а то и почти не знают, о самом писателе. Нам, жителям Тамбовского края, особенно интересны эпизоды, связанные с нашей малой родиной. Автор «Воспоминаний» упоминает о таком, например, факте: его двоюродная сестра Софья Боборыкина была замужем за сыном поэта Е. А. Баратынского. Вот как пишет об этом Пётр Дмитриевич: «Сонечка Боборыкина считалась красавицей. Когда она была ещё в Екатерининском институте и я навещал её студентом, моя мать сильно побаивалась, чтобы я со временем не женился на ней. До этого не дошло… В ту же зиму Сонечка вышла за офицера некрасивой наружности, без всякого блеска, даже без большого состояния, одного из сыновей поэта Баратынского, к немалому удивлению всех её поклонников. Они поселились в Петербурге…»

Во втором томе «Воспоминаний» Боборыкин, рассказывая о своём приезде в Петербург, оговаривается: «У меня не было уже там никаких кровных связей… Моя кузина С. Л. Баратынская, урождённая Боборыкина… умерла в чахотке. Её муж скоропостижно умер в вагоне, вернувшись из Москвы, и хотя в их браке не было особенной нежности, но это так на неё подействовало, что она вдруг бросила светскую жизнь, заперлась дома… и нажила скоротечный туберкулёз…»

Пётр Боборыкин отличался необыкновенной работоспособностью: он написал и издал более 100 романов, повестей, пьес. Он был знаком и регулярно переписывался с такими русскими и зарубежными знаменитостями, как Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, А. П. Чехов, И. С. Тургенев; Флобер, Золя, Мопассан и т. д. Во вступительной статье к книге Боборыкина «Повести и рассказы» наш современник С. И. Чупринин приводит удивительные факты (по архивным документам, конечно). В письме к публицисту, литературному критику Н. К. Михайловскому от 24 декабря 1875 года Пётр Дмитриевич Боборыкин сообщает: «Пишу я… 700 писем в год, в том числе 500 в Россию». И это, надо думать, были письма не из нескольких строк, а подробные рассуждения по вопросам, интересующим адресатов. А если учесть, что активной литературной деятельностью Боборыкин занимался больше полувека, то получится колоссальная цифра.

Однако особой популярности в литературных кругах Боборыкин не имел, хотя известны положительные оценки его отдельных произведений, которые давали Л. Н. Толстой, А. П. Чехов и другие писатели, современники Боборыкина. Чехов, например, называя Боборыкина «добросовестным тружеником», говорил, что его романы «дают большой материал для изучения эпохи».

А Лев Толстой отмечал чуткость Боборыкина и рекомендовал его к избранию почётным членом Академии наук. Тогда почётным академикам, каким уже был Лев Николаевич Толстой, предлагалось назвать имена шести кандидатов по разряду изящной словесности. Вот как он выразил свою волю в письме к вице-президенту Академии наук М. И. Сухомлину: «Писатель, которого я предложил бы к избранию в почётные члены, это художник и критик П. Д. Боборыкин. Если это можно, то я повторю это предложение 6 раз».

Несомненно, такой отзыв «великого Льва» не мог не повлиять на положительное решение «академического» вопроса.

О незаурядных способностях Боборыкина свидетельствует и то, что он был редактором-издателем журнала «Библиотека для чтения»; в качестве корреспондента «Отечественных записок» работал во Франции, сотрудничал в журналах «Вестник Европы», «Северный вестник».

В 1914 году П. Д. Боборыкин уехал за границу; скончался 12 августа 1921 года в Швейцарии…

В советское время было издано немало книг Боборыкина. Так, в 1965 году в издательстве «Художественная литература» вышел двухтомник «Воспоминания»; в 1984-м – «Повести и рассказы» (издательство «Советская Россия»); в 1985-м – роман «Китай-город» (издательство «Московский рабочий»), в 1993 году – «Сочинения» в трёх томах (издательство «Художественная литература»). Каждая из названных книг – объёмом от 300 до 500 страниц. А тиражи, по нынешним меркам, - вообще запредельные: роман «Китай-город» - 75 тысяч, «Повести и рассказы» - полмиллиона!

И, тем не менее, в тамбовских библиотеках мало произведений Петра Боборыкина. Но некоторые издания, уже советских лет, сохранились: двухтомник «Воспоминаний», о котором шла речь (это более 1100 страниц!), роман «Китай-город», «Повести и рассказы». Даже по ним можно составить представление о жизни и творчестве писателя XIX века Петра Дмитриевича Боборыкина, 180-летие со дня рождения которого мы отмечаем 27 августа 2016 года.

Сочинения:

Боборыкин П. Д. Воспоминания. В 2-х т. – М., 1965.

Боборыкин П. Д. Повести и рассказы. – М., 1984.

Боборыкин П. Д. Китай-город: роман. – М., 1984.

Боборыкин П. Д. Сочинения. В 3-х т. – М., 1993.

Литература:

Пешков В. П. Страницы прошлого читая…: очерки. - Воронеж, 1972. – С. 65 – 71.

Тамбовские даты-1996: рекомендательный указатель литературы. – Тамбов, 1996. – С. 54 – 56.

Дорожкина В. Т., Полякова Л. В. Литературная жизнь Тамбовского края XVII - XXI веков: справочник. – Тамбов, 2006. – С. 58 – 59.